Наверное, следующее утверждение, сможет разделить хотя бы некоторая часть наших читателей, а остальная – очень на то надеемся, сможет это сделать в ближайшее время. Мы все смотрим кино. Разное и всякое, кто-то больший любитель этого вида искусства, кто-то меньший, но все мы его смотрим. Среди всего многообразия фильмов, есть некие ответвления от общего потока. Не то, чтобы совсем что-то другое, но тем не менее, такое кино ни с чем не спутаешь и оно – очень на любителя. Речь идет о французском или итальянском кино.

Эти школы кинематографа были основаны со времен появления кино и остались очень своеобразными и до наших дней. Наверное, кому-то нравится то же французское кино как таковое, кто-то с удовольствием смотрит лишь французские комедии, а кому-то нравятся фильмы, снятые в Париже. Иногда, это складывается вместе в одной ленте. И вот когда приходится смотреть нечто подобное, четко возникает представление о разнице восприятия картины, если тебе довелось побывать в Париже и если ты только планируешь туда попасть. Не вкусив собственных впечатлений от этого города, никогда не уловишь всего смысла фильма. Вот это, я думаю, и подтвердят те читатели, кто там уже побывал.

Вся эта преамбула была написана к тому, что далее следует изложение, которое в полной мере смогут понять те, кто застал совок в более или менее взрослом возрасте.

Итак, сейчас трудно себе представить, что в финальной стадии совка, где-то в середине 80-х годов, появился товар, которого раньше просто не было и никто из простых совков этого не видел в принципе. Речь шла о подобии книжки, которая могла восприниматься только и исключительно, как приговор совку, как таковому. Поэтому «достать» ее было очень сложно. Термин «достать» обозначает, что даже имея деньги, вы не можете найти товар, который вам нужен, а если находите его у тайных торговцев «фарцовщиков», то цена на него будет слабо связана с объективной реальностью и может оказаться совершенно неподъемной. Во времена, когда зарплата простого труженика была в районе 70-80 рублей, а инженера 120-140 рублей, наша книжка могла стоить 80, 100 и даже 120 рублей, в зависимости от ее «свежести» и приличного вида. Нет, это была не подпольная и даже не художественная литература. Это был каталог товаров «Отто» или «Неккерман», других встречать не приходилось, а эти даже не раз держал в руках. В общем, ничего необычного, по современным меркам, в них не было, просто там были фотографии товаров, краткое описание и цена в марках. Но! Дело было в количестве и виде этого товара. Это просто повергало в шок. Наша отвратительная по форме и виду одежда, в минимальном ассортименте, казалась просто посмешищем, по сравнению с тем, что было в каталоге. Но там были еще телевизоры, магнитолы, в частности – тот самый «Грюндиг», о котором пел Высоцкий и множество предметов, которые даже трудно было сопоставить с чем-то таким, что есть у нас. Но самым тяжелым ударом было изображение всяческой еды. Просматривая эти картинки, постоянно ловил себя на мысли: «За что?» За что меня угораздило родиться в этой проклятой стране, где все сделано через одно, известное место, где беспросветные ряды дряни на полках и вешалках, кроме рвотного рефлекса, ничего не вызывали, а еда была такого вида и качества, что лучше не надо.

Любителям колбасы по 2.10, хочу просто заметить о том, что если бы они знали, что они ели, то колбасой это не называли бы. Мясо, которое должно было находиться в колбасе, выносилось оттуда работницами на себе. Его привязывали к телу в самых загадочных местах и несли ежедневно. В итоге, мяса оставалось настолько мало, что оно шло на изготовление балыка и колбасы «СК» для партийного и хозяйственного руководства. Все остальные только думали, что едят вареное мясо. Автор лично наблюдал процесс изготовления этого продукта, что помогло ему избавиться от отождествления этой дряни с пищей. Кстати, с молоком, пока оно доходило до бидона покупателя, тоже происходило множество эволюций и начиналось все еще с молоковоза, который вез молоко из села на молокозавод. Водитель бросал в бак дощечку и пока доезжал до молокозавода, на ней оседало взбитое масло. Понятно, что жирность молока уже падал, а потом его еще несколько раз разбавляли по цепочке.

Но это можно описывать бесконечно, а самому автору пришлось получить еще два удара судьбы в виде двух книжек совершенно крамольного содержания. Лет через 10, после этого, в руки попала книжка Гитлера Майн Кампф и она оказалась меньшей крамолой, чем те две книжки. Каждая из них отдельно – была бомбой, но получить их обе в одни руки – было пыткой. Первая из них – сборник рецептов конца девятнадцатого века. Что-то там 188Х год, уже не помню. И вот в этой книжке, подробно описываются способы приготовления блюд, где их добрая половина носит французские названия и уже этим повергает в уныние. Но хуже всего было даже не это, а те ингредиенты, которые были нужны для приготовления блюд. Перечень этих продуктов говорил о том, что при царе все это было доступно для покупки, включая и очень экзотические вина, фрукты, овощи, сыры и прочее. Из этого следовал вывод о том, что большевики построили какую-то вонючую конюшню, в которой даже еды нормальной нету.

Но контрольный выстрел сделала болгарская книга, на ту же, гастрономическую тему. Книжка была 60-х годов двадцатого века и как из этого следует, уже при коммунистическом режиме. Ужас этой книжки был в том, что набор продуктов, из которых там предлагалось готовить блюда, тоже был обширным и подозрительно похожим на царскую книжку. Из этого следовал другой вывод о том, что даже в Болгарии, местные коммунисты не стали строить вонючей конюшни, как это произошло в совке.

Гавана накануне прихода коммунистов

Сейчас мало кто пытается разбираться в сортах того «г», которое строилось под совковыми флагами и это – хорошо. Плохо то, что многие уже просто не могут понять, что под различными флагами и лозунгами, скрывается тот или иной вид совка. Этой дрянью пропитаны все левые движения и конечно же именно эта субстанция есть основа любого популиста. Как только кто-то обещает что-то раздать даром, это значит, что стоимость будет взята чем-то другим и в другом месте, но уже не по открыто показанной цене, а произвольно, по желанию победившего популиста-социалиста-коммуниста. Прямо сейчас это можно наблюдать в Венесуэле, где у власти находится Ляшко, Тимошенко, Садовый и прочие – только с усами, не целующий коров, без косы или ботоксных губ или интеллигентского пенсне. Это именно тот вариант, когда социалистическая химера дошла до своей высшей формы реализации и уложила на лопатки страну с самыми большими запасами нефти на душу населения. Теперь Мадуро начал закупки нефти за рубежом, что выдало зримый и законченный образ абсурда, к которому неизбежно приводит теория всеобщего равенства. Кстати, наш противник – движется по тому же пути, хоть и со своими вариациями. Но мы еще увидим, как в очередях за пакетами с иероглифами, на которых по-русски будет написано только слово «еда», публика будет забивать друг друга насмерть, ибо это входит в стоимость билета, который так жадно выкупили россияне.

Но раз мы ведем речь о совке, который был на нашей территории, то надо выбрать его место, между подобными же режимами, которые узнала история всего за последние 100 лет. Наиболее интересными примерами, являются Куба, Китай и Камбоджа. В отличие от некоторых других мест, с победившими коммунистами у власти, здесь действительно пытались осуществить принцип социального равенства.

Те, кто отдыхал в Турецкой Анталье, могут примерно представить себе, какой была Куба до прихода во власть коммуниста Кастро. Это был сплошной курорт с отелями, казино и всей инфраструктурой, присущей курорту. Именно там до Лас-Вегаса, был центр игорной индустрии США, а это значит, что туда шел гигантский поток денег из Штатов. Все самое шикарное, что можно было придумать для отдыха и развлечений – было на Кубе. Если бы с нею не случилась трагедия большевизма, это был бы сплошной Сингапур или Эмираты, но пришли коммунисты и превратили цветущий рай в казарму с полуголодным населением и с обязательным вражеским окружением, что привело к тотальной милитаризации бывшего курорта. Собственно говоря, крымчане в курсе, как это бывает.

Здесь мы хотели бы напомнить любителям колбасы по 2.10 и «вкусного пломбира», что именно потеряли кубинцы, заразившись красной чумой коммунизма. Эти данные были уже собраны до нас, но здесь они будут на своем месте, ибо дадут представление о том, что такое коммунизм или социализм, как стадия коммунизма и о чем плачет Путин и его холуи в РФ и Украине. Итак.

В том самом 1937 году, когда Товарищ Сталин дал команду на вывал сотен тысяч своих «ненадежных граждан», Куба принимает закон о восьмичасовом рабочем дне и минимальной заработной плате. Там еще смрада коммунистов не было, а закон приняли капиталисты или даже колонизаторы, ибо в совке докастровскую Кубу называли колонией США.

Далее, все же помнят, сколько разговоров было о том, что в США впервые был избран чернокожий президент. Мистики даже рассказывали о знамении о конце света, а звездочет Паша Глоба тряс бородой и говорил, что «черный президент» — конец Америки. Так вот, в 1940 году кубинцы избрали в президенты мулата Фульхенсио Батисту. При этом, этнический состав кубинцев был и есть, с преобладанием европейцев. В общем, с угнетателями там как-то не сильно сложилось. В том же году принимается одна из самых продвинутых конституций современности, где в частности, признается гендерное равенство как фундаментальный принцип государства.

С 1950 года курортная куба становится центром шоу-бизнеса Западного Полушария, поскольку там запускается одна из первых полноценных телестудий и станций телепередач. Через 8 лет, за год до революции, на кубе запущено сплошное цветное телевещание! Вспомним, когда в наших домах появились уродцы черно-белые телевизоры? А Куба уже вещала и принимала цветной телевизионный сигнал в 1958 году. После того, как революционеры там победили, в том числе и шоу-бизнес, все это переместилось в Майями, где находится и сейчас. Какие деньги вращались в этом бизнесе – можно не обсуждать и все это ушло из-за бородатого придурка, больного коммунизмом.

Куба бурно растет и развивается и требует все больше жилья. В 1952 году, в Гаване построено первое в мире жилое здание из бетона. Это тогда, когда вонючие хрущевки были только в отдаленной перспективе, а совок яростно восстанавливал военные заводы, полигоны и места базирования войск.

В 1955 году Куба занимает второе место в Латинской Америке плюс Испания, по минимальному уровню детской смертности, после Уругвая, что говорит об уровне медицины в стране. А в следующем, 1956 году она становится лидером по общему уровню образования населения.

В следующем году Куба была признана самой электрифицированной страной Латинской Америки и второй по калорийности рациона на каждого своего жителя. То есть, кубинцы были почти самыми сытыми латиноамериканцами, что в частности, было обеспечено самым большим поголовьем крупного рогатого скота.

Возможно это уже утомило читателей, тогда давайте вспомним, в каком году был открыт первый 3D кинотеатр в вашем городе? Или даже не так, в каком году вам стало известно о том, что вообще существуют подобные кинотеатры? Если вспомнили – запишите эту дату и теперь вдумайтесь, первый в мире 3D кинотеатр был открыт в Гаване аж в 1957 году! Что там в это время было в совке? Спутник запустили? А колхозники не имели паспортов, чтобы свободно перемещаться по стране? Из землянок все уже переселились в бараки?

Или еще более жестко. С какими городами может ассоциироваться высший уровень кинопроката? Где было самое большое количество кинозалов, Париж, Лондон, Нью Йорк, Лос-Анджелес? Нет, в 1957 году лидером была Гавана с 358 кинотеатрами.

И в довершение, Куба имела самый большой автопарк частных легковых автомобилей в Латинской Америке, по состоянию на предреволюционный 1958 год. А потом пришел Кастро и вбил страну в каменный век, исходя из теории всеобщего равенства и уничтожения права частной собственности.

Вот такую страну, коммунистическую Камбоджу, тоже потеряли. За три года — три миллиона трупов в восьми миллионной стране

Тем не менее, в Китае процесс осуществления социального равенства пошел намного дальше, чем на Кубе и сравнялся с тем, что демонстрировал совок в его довоенной истории. Сам председатель Мао был идейным сторонником такого равенства и в отличие от нынешних не-коммунистов или скорее – квази-коммунистов, которые плачут за совком, но давно награбили себе миллиарды долларов, тот ходил в одном и том же френче (подражая Сталину) и даже мылся очень редко, чтобы и запахом не отличаться от пролетариата. Понятно, что если сам Мао в быту был прост настолько, что спокойно мог жить в хлеву, то и население Китая приводилось к этому знаменателю. Посему все, что было выше Мао – просто выкашивалось косой «культурных революций».

Тот Китай, который мы видим сейчас, имеет мало общего с Китаем времен Мао. Формально страной правит все та же коммунистическая партия, но от коммунизма там осталось только название. Достаточно вспомнить тот оглушительный разрыв Китая и совка после смерти Сталина, чтобы понять разницу двух китаев. Тогда скандал случился не так из-за развенчания культа личности Сталина на ХХ съезде кпсс, как потому, что верхушка совка стала жить роскошно, в буржуазном стиле. Она возжелала одеваться в западные одежды, привозить оттуда для себя напитки, пищу и прочее, в то время как остальное население потребляло то, что было.

Кстати, именно так сейчас живет председатель Ын и его страна – КНДР. Для него выписывают, за огромные деньги, мастеров-сушистов из Японии, мастеров других блюди – из Китая и Европы. Продукты, которые невозможно изготовить на месте, доставляются из-за рубежа, специально обученными курьерами. Они возят не только еду, но и другие предметы западной цивилизации, которыми не брезгует Ын. Тот знаменитый случай, когда толстяк расстрелял своего дядю из зенитного пулемета, как раз из этой оперы. Дядя стал вольно обращаться с деньгами и рассказывать посторонним о том, чем он занимается. Толстый сам его поставил к стенке и преврати его в фарш. С другой стороны, Ыну это простительно, ибо вождь мирового пролетариата Ленин, делал ровно то же самое. Ему везли пиво и колбасы из Мюнхена, вина и закуски из Парижа и, кстати, курьер тоже сделал дедушке козью морду, безнаказанно умыкну его швейцарскую заначку, но вернемся к Поднебесной.

Мао назвал тягу совковой элиты к западной роскоши ревизионизмом – отходом от коммунистических принципов и порвал отношения с совком, что почти привело к большой войне между странами. Скажем так, будь сейчас Мао жив, то все руководство КНР было бы выстроено вдоль китайской стены и одной длинной очередью уложено у ее подножья. А после этого, началась бы грандиозная «чистка» с казнями прямо на дому. Если кому-то это кажется уж слишком мрачным и фантастичным раскладом, приведем последний пример.

При непосредственном участии Китая, в Камбодже власть захватили самые упоротые коммунисты троцкистского типа. Видимо Пекин, после смерти Великого Кормчего, встал перед вопросом о том, в каком направлении двигаться дальше. Следовало либо ускоряться по пути, проложенным их вождем, либо наоборот – отходить от него полностью и выстраивать новые формы управления страной и создавать новую атмосферу общественно-политической жизни, не меняя флагов и лозунгов.

Было решено помочь комбоджийским товарищам как оружием, так и методическими указаниями. В общем, там следовало быстро дойти до конечного пункта и обеспечить принцип всеобщего равенства безусловно и в соответствии с троцкистско-свердловскими представлениями об этом.

В Пекине понимали, что постоянное выкашивание интеллигенции и лиц к ней приравниваемых – перманентная и нудная работа. Этот процесс будет бесконечным и безрезультатным, а потому – надо бы все решить радикально и с помощью более острого инструмента, чем собственные «хунвейбины». В общем, революционная армия Кампучии, во главе с Пол Потом, опиралась на силе вооруженных подростков с полностью промытыми мозгами и с искусственно модифицированным сознанием. Для них убийство было не просто занятием, а способом жизни. Там не было даже намека на сомнения и они были способны убивать даже не в виде казни, а как в процессе выкашивания сена или чего-то подобного. Их не трогало количество людей, убитых собственной рукой. И вот в 1976 году, сразу после смерти Великого Кормчего, эксперимент стремительно набрал обороты и полпотовцы захватившие власть, засучили рукава.

Они сделали поправку на китайский опыт и потому – уничтожали городское население страны просто оптом, не разбираясь в том, кто из них интеллигент, а кто – нет. За три года режим, во главе которого стоял бывший студент Парижского Университета Пол Пот, уничтожил треть населения страны или примерно 3 100 000 человек. При этом, удалось максимально приблизиться к тому самому равенству, о котором так вдохновенно рассказывают социалисты, коммунисты и популисты. Это был не идеал, но очень близко к тому. Правда, в Китае не сильно впечатлились результатами эксперимента и дело было отнюдь не в количестве жертв. С этим у Китая не было проблем никогда, речь шла о том, что такие мероприятия полностью положили экономику и подкосили обороноспособность Камбоджи, после чего соседние вьетнамцы, вошли в страну и сбросили кровавый режим. Кстати, сам Китай стал постепенно отходить от коммунистических постулатов и чем дальше от них отдалялся, тем лучше там становилось и с экономикой и с едой. А на Камбоджу и на вьетнамские войска в ней, просто плюнули.

Кстати, Вьетнам тоже был социалистическим и его жертвы Камбоджи никак не впечатляли. Просто к 1979 году у него сложились жесткие отношения с Китаем, иногда переходящие в прямые боевые столкновения и Вьетнаму никак не улыбалось иметь соседнюю страну с прокитайским режимом. Когда вьетнамские войска вошли в Камбоджу, они обнаружили не только горы черепов, сложенных в пирамиды, но и полностью истощенное население страны, которое пребывало в состоянии перманентного голода. Заметим, это происходило там, где можно собирать по 3-4 урожая сельскохозяйственных культур в год, где нет недостатка в тепле, вое или плодородной почве. Просто на землю пришел коммунизм. В общем, три миллиона трупов так и не поняли, какую страну они потеряли, хотя нам не было колбасы по 2.10 и вкусного пломбира.

Кстати, о пломбире.

Таким образом, каждый может самостоятельно найти место совка, между этими яркими примерами, но во всех случаях практического применения идей коммунизма действовал принцип, хорошо отраженный словами песни: «весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем». Слова примечательные и поучительные, ибо только что мы увидели, что бывает «затем». Но вот с разрушением там все было поставлено правильно и старое рушилось так, что ничего подобного, со времен разрушения Карфагена, история не знала.

С одной стороны, строители прекрасно знают, что стоимость нового здания, на месте разрушенного, будет в 2-3 раза ниже, чем реконструкция старого. То есть, в такой линии поведения есть своя логика. Но прежде чем рушить старое, хорошо бы знать, что на этом месте будет построено. А во всех случаях применения коммунистических принципов происходило одно и то же. Когда разрушение доходило до фундамента, останавливалась промышленность и становилось просто нечего жрать. Венесуэла машет рукой тем, кто сомневается в этом безусловном принципе.

И вот когда становится понятно, что ничего своего придумать не удается, даже в плане новых образцов оружия, то приходит осознания простой истины – надо купить, украсть или добыть любым другим способом то, что придумано или произведено на капиталистическом Западе. Первый крупный проект заимствования всего того, на что не был способен совок, было осуществлено под флагом индустриализации и электрификации. Электрификация осуществлялась  немцами, которые были изгоями, как и совок, после Первой Мировой войны. Крупнейшие электростанции, разного типа, снабжались основным оборудованием, изготовленным немецкими концернами типа Сименс. На оккупированной территории Донбасса, в г. Зугрэс, до сих пор стоит построенная в 1929 году ТЭС и там можно увидеть сименсовские турбины и генераторы. А потом, к процессу подключились США, которые продавали заводы под ключ, с документацией на производство конечной продукции – тракторов, автомобилей и прочего. Там фокус был в том, что совок отказался от выплаты союзникам царского долга потому, что большевики полностью отказались от всего, что было до них, в частности, и от долгов. Только Германии и Штатам совок не был ничего должен и потому именно эти две страны стали теми двигателями, которые вывели промышленность совка на повышенные обороты.

Как и следовало ожидать, все, что заимствовалось у немцев и американцев, сразу было поставлено на производство продукции военного назначения. Тракторные и паровозные заводы – клепали танки, автомобильные – делали грузовики для армии и так далее. Совок просто не интересовали производственные линии по изготовлению стиральных машин, пылесосов, холодильников и прочей бытовой техники, которая уже стала обычной во всем цивилизованном мире. В быт совка все это стало входить спустя 50-60-70 лет спустя. То же самое и с автомобилями. Никому в голову не приходило выпускать массовые модели легковушек для частников.

Еще не было войны, на совок никто нападать даже не думал, а вся промышленность была заточена только на производство оружия. То, что в мизерных количествах выпускалось для населения, было не просто скопировано с немецких или американских образцов, но просто производилось по их технологическим картам. Фокус был в том, что могли производиться только те образцы промышленных товаров, которые можно изготовить на имеющемся оборудовании, которое работает на военный заказ. Просто выделялись окна, когда вместо касок для пехотинцев, штамповали тазы и кастрюли и так далее.

Кстати, любители порассуждать о вкусном пломбире должны наконец узнать страшную вещь. Кроме всего прочего, полученного от США в виде технологий и оборудования, товарищ Микоян был уполномочен отобрать в Штатах с десяток сортов мороженного, на которые надо было получить рецептуру и внедрить в производство дома. Небольшая комиссия обожралась мороженным в Штатах и сделала свой выбор. В число этих сортов попали пломбир, эскимо, сливочное, фруктовое и еще несколько других.

Так что теперь вы знаете и о колбасе по 2.10 и о пломбире все, что нужно. К этому стоит добавить, что гражданское промышленное производство в совке полностью обязано трофеям из Германии, попавшими в совок после войны. Оттуда вывезли заводы, документацию и инженеров, которые налаживали все это уже на территории совка.

Не удивительно, что первые модели бытовых приборов и агрегатов, от мясорубок и пылесосов и до швейных машин и холодильников, чертовски похожи на старые, довоенные модели германских аналогов. Ну а с легковыми автомобилями «Москвич» вообще нет никаких вопросов. Это просто реплики немецких моделей. О Жигулях говорить нечего, все прекрасно знают, что это – завод ФИАТ, который поставили и наладили итальянцы, а последнее, что хотелось бы приложить к этому перечню – автомобили КАМАЗ, которые мало изменились концептуально, с момента начала их производства. Это – модель американского грузовика Интернационал, изготовленная по документации и на оборудовании из США. Сначала планировался запуск на мощностях завода ЗИЛ, который клепал реплики Студебеккеров, но потом решили строить отдельный завод.

Вот такую еду, такую домашнюю технику и такую красоту с ностальгией вспоминают безмозглые ублюдки, которые поленились даже раскопать информацию о том, откуда взялся тот самый пломбир, вызывающий у них слюноотделение как у собаки Павлова. Но это – бесполезно. Хомо советикус – не болезнь, а отдельное, самокастрирующее свой мозг существо. Спасать его бесполезно. Оно кастрирует свой мозг упорно и самостоятельно, кто бы и как бы ему в этом не мешал.

 


Источник: Еда, которую мы «потеряли» (Часть 1) | Линия обороны

Реклама