Связи Крымского ханства и Запорожской Сечи

Украина и Крым тесно связаны между собой историческим прошлым. Война и политика, экономика и культура, одна и та же система отношений: широкое самоуправление, полная религиозная свобода, схожая хозяйственная структура, общность воззрений по основным вопросам имущественного и международного права — все это способствовало довольно тесным казацко-крымским связям.

Нельзя забывать и об этнопсихологической близости жителей Сечи и Крымского ханства, обладавших одинаковой ментальностью воинов. Поэтому и неудивительно, что между крымцами и украинцами нередки были военные союзы. С каждым разом эти союзы становились только крепче, и у них уже была своя история взаимоотношений.

Мирные и союзные отношения между украинскими казаками и крымскими татарами начали складываться в начале бурного своими событиями XVI столетия. Изначально они не были теплыми, однако это не мешало им иметь с соседями мирные экономические связи, а при надобности объединяться в совместные военные походы. Так, например, один из первых случаев боевого сотрудничества относится к 1521 году. Именно тогда в походе крымского хана Мухаммеда Герая I  на Москву приняли участие казаки во главе с казацким старостой Ефстафием Дашкевичем.

Казалось бы, что могло объединять казацкого старосту и могущественного крымского хана, повелителя великого Улуса? А между тем и у Мухаммеда Герая и у Дашкевича были свои причины требовать объяснений от московского князя Василия III. Ведь последний позволил себе в первом случае — ослушаться своего сюзерена крымского хана и самовольно вмешаться в дела казанские, а также несколько лет беспричинно задерживать выплату ежегодной «казны», во втором — вторгаться и претендовать на чужие земли, принадлежавшие роду Дашкевичей. Поэтому, когда Мухаммед Герай начал подготовку к походу на Москву и объявил мобилизацию, Дашкевич пожелал присоединиться к войску крымского хана.

Возможно, казацкий староста отправил письмо в ханскую канцелярию или сам пожаловал в столичный Кырк-Ер, чтобы просить крымского властителя разрешить ему со своим отрядом присоединиться к крымцам и принять участие в военной кампании против московитов. Но так как Дашкевич был подданным литовской короны, крымский хан вынужден был отправить послание своему другу и союзнику великому князю Литовскому Сигизмунду I, в котором уведомил его о просьбе казацкого предводителя и попросил разрешения отпустить его с собой. От Сигизмунда было получено одобрение. Все формальности были соблюдены, и летом 1521 года военный поход состоялся. Для союзников он стал удачным.

Спустя два года во время похода на Хаджи-Тархан (Астраханское ханство) Мухаммед Герай хан был предательски убит. Весть о гибели хана и разгроме крымского войска быстро разнеслась по всему Северному Причерноморью. Воспользовавшись смертью сильного соперника, ногаи — жители Хаджи-Тархана вторглись в земли крымцев. Помогли крымским татарам изгнать хаджи-тарханское войско их соседи казаки, часть из которых совсем недавно принимала участие в походе на Москву.

Еще через несколько лет зафиксирован случай, когда казаки помогли крымцам подавить внутрикрымский мятеж против уже следующего крымского хана, брата Мухаммеда Саадета Герая хана.

Здесь следует сказать, что в официальной историографии XVI столетие представлено как бесконечное противостояние казаков и крымских татар. Безусловно, вооруженные конфликты имели место, но и они носили временный характер.

А в то время, когда, по утверждению многих современных авторов, между крымцами и казаками бушевала вражда, под началом крымского принца Фетха Герая в рядах крымской конницы небольшой отряд казаков отправился в военный поход в Венгрию. И в июле 1596 года наравне с крымскими татарами проявил себя во взятии города-крепости Эгера. И таких примеров было немало.

Военными союзами казаков и крымцев был отмечен XVII век. Гетман реестровых казаков Михайло Дорошенко активно поддерживал дружественные отношения с крымскими татарами. И 24 декабря 1624 года между Запорожской Сечью и Крымским ханством был заключен союз о взаимопомощи. Дорошенко во главе казаков встал на сторону хана Мухаммеда Герая III и его брата калгу            — наследника престола Шагина Герая, боровшихся с османами и проосманской группировкой за власть в Крыму.

Год спустя гетман Войска Запорожского Калетник Андриевич, продолжил политику своего предшественника гетмана Дорошенко и 3 января 1625 года заключил союз с Крымским ханством о совместных походах в Московское княжество.

Нередко казацкие атаманы, сопровождавшие крымцев в военных походах, были ценными консультантами и проводниками. В этой связи во второй половине 30-х годов активно сотрудничал с вольными сынами Украины и крымский хан Инает Герай. Собственно, он своим указом официально разрешил принимать в ряды крымской конницы казаков Сечи.

Мирные связи Сечи и Крыма прерывались только эпизодически, начиная с 30-х и 40-х годов XVII века.

Взаимоотношения крымских татар и запорожцев ярко проявились в Освободительной войне украинского народа в 1648 — 1654 г.

Позже, в 1658 году, соратник Богдана Хмельницкого Иван Выговский вступил в военный союз с крымским ханом Мухаммедом Гераем IV и в битве под Конотопом объединенная армия союзников разгромила 150-тысячное московское войско под командованием князя Трубецкого.

А в 1660 году украинско-польско-крымскотатарская армия наголову разбила войско боярина Шереметева в битве под Чудновым. Сам же воевода угодил в плен к крымским татарам и оставался там 20 лет.

В следующем 1661 году кошевой атаман Михайло Ханенко выступил во главе 60-тысячного крымскотатарского войска против московитян.

Поддержкой крымского хана Мухаммеда Герая IV пользовался полковник чигиринского полка Степан Опара. С помощью крымцев 11 июня 1665 года он захватил Умань и провозгласил себя гетманом Правобережной Украины. В подтверждении этому комендант польского гарнизона Белоцерковской крепости Ян Стахурский сообщал канцлеру Пражмовскому, что Опара разослал свои письма правобережным полковникам, призывая их на казацкую раду и обещая всем ханскую протекцию. К гетману действительно присоединилось около 22 тысяч крымских татар во главе с мурзами Кан-Маметом, Батуршы, Батыр и Тенеш.

После убийства гетмана Ивана Брюховецкого в 1668 году запорожцы послали к крымскому хану Адилю Гераю нескольких посланников с целью взять их под свою опеку. Хан принял запорожцев приветливо и посоветовал им избрать своего гетмана в самом Запорожье. Выбор пал на бывшего писаря Войска Запорожского двадцатилетнего Петра Суховия, который отличался, по мнению его современников, образованностью. Сразу же после своего избрания Суховий отправился в Бахчисарай. Адиль Герай принял его очень милостиво и приветливо, одобрил его планы о союзе Сечи и ханства. Однако недолго Суховий был Запорожским гетманом. Через некоторое время, согласно Дмитрию Яворницкому, Суховий сложил с себя гетманские обязанности, а после: «пошел к татарам, с которыми он так сблизился, что через время принял ислам и взял себе имя Шамай или Ашпат-мурза; и с ним было только около трехсот запорожцев…».

КРЫМСКИЙ ПРАВИТЕЛЬ ТУГАЙ-БЕЙ, СОЮЗНИК И ПОБРАТИМ ХМЕЛЬНИЦКОГО. ПОЗАДИ — САМ ГЕТМАН / КАРТИНА ЯНА МАТЕЙКО

Гетман Правобережной Украины Петро Дорошенко (внук Михайла Дорошенко) был верным союзником хана Cелима Герая I в войне с Речью Посполитой и Московией.

А дальше Юрий Хмельницкий, Иван Яненко-Хмельницкий, Иван Греденович, Теодор Сулименко, Аким Самченко, Степан Лозинский, Петр Иваненко (Петрик), Иван Богатый — были гетманами так называемой Ханской Украины (часть Украины между Южным Бугом и Днестром, которая принадлежала Крымскому ханству).

В начале XVIII века крымский хан Девлет Герай II поддержал Ивана Мазепу в его борьбе с Москвой. Именно он принял запорожских казаков, спасавшихся от мести Петра I после полтавского поражения, и разрешил им поселиться на территории Крымского ханства в низовьях Днепра. Так появилась в истории Олешковская Сечь.

Однако, кроме политической и военной сферы, связи крымских татар и казаков Сечи были неизбежны и в экономической области. К примеру, соль. Соляные озера являлись ханской собственностью, и вся прибыль от продаж шла в государственную казну. Крымская соль пользовалась спросом не только у соседей ханства, но и на европейском рынке. Казаки покупали у крымских татар этот ценный продукт довольно дешево, причем в количествах, достаточных для реэкспорта в европейские державы. То есть здесь казаки являлись монополистами.

В мирные периоды, а они случались гораздо чаще, чем военные конфликты, по договоренности с ханской администрацией и с разрешения самого крымского правителя казакам позволялось заниматься ловлей рыбы в черноморских лиманах и даже в прибрежных водах Азовского моря. Авторы XVIII века отмечали, что близ устьев, впадавших в Днепр таких рек, как Рогачик, Белозерка, и Конские Воды, находились запорожские рыбачьи сезонные стоянки с хижинами и сараями, их называли «полянки». Взамен казаки предоставляли крымским татарам возможность выпасать табуны лошадей на украинских землях. Крымские татары и казаки неоднократно оказывали друг другу помощь в случае какой-либо беды, будь то стихийное бедствие или неурожай. И здесь уже не нужны были какие-то договоренности. Действовали из благих побуждений.

Нередко были периоды татарско-казацких противоречий и вооруженных конфликтов. И крымские татары разоряли южные рубежи Украины, и казаки громили и жгли ногайские прибрежные города и селения ханства. Но, когда случалась беда у соседей, противостояния прекращались. Так, имеет место любопытный факт, который упоминал в своих трудах историк Д. Бантыш-Каменский. Один из ярых противников соседнего мусульманского государства кошевой атаман Запорожской Сечи Иван Сирко поступил как мудрый и трезвый лидер, когда в степях ханства случилась засуха, он разрешил ногайцам кочевать на украинской территории. А в ответ на претензии гетмана Ивана Самойловича за самовольное решение резонно заявил: «Если бы и сам черт, пан гетман, помогал людям в крайней их нужде, то брезгать этим не годится, ведь говорят люди: нужда и закон меняет. А если мы, живя с татарами по соседству, помогаем друг другу, то это разумному — не диво».

В XVII — XVIII веках общие для казаков и крымских татар черты, возможно, и стали причиной ускорения процесса крымско-казацких взаимных культурных заимствований. И это проявилось не только в бритье наголо головы и бороды, в одежде, в вооружении и других объектах материальной культуры, но и пище, и даже тактике степного конного боя.

Примечательно, что степняки — ногайцы, как правило, в большинстве своем владели украинским языком, а в самом Крыму хорошо понимали язык соседа. И, наоборот, казаки прекрасно знали крымскотатарский язык, о чем говорят заимствования большого количества тюркских слов в украинском языке. Запорожская Сечь и Крымское ханство жили по своим законам и морали, в которых было гораздо больше точек соприкосновения и даже сходства, чем принято считать.

Заимствование украинцев у крымских татар происходило и в области музыкальной культуры. С самого начала своего возникновения казацкие оркестры имели в своем составе такие тюркские инструменты, как барабан, тулунбас, зурна (украинская сурма) и литавры. Даже знаменитая украинская кобза напрямую связана по происхождению с крымскотатарской бжурой, разновидностью общетюркского струнного инструмента саз. На староукраинскую музыкальную культуру большое влияние оказали крымскотатарские мелодии.

В XVIII веке отношения крымских татар и украинцев становятся заметно крепче. Сближает общая неприятность — северный сосед в 1775 году ликвидирует Сечь и казаки вынуждены крупными группами переселяться в земли Крымского ханства.

И все же ярким и показательным примером взаимоотношений Крыма и Сечи является, конечно же, Освободительная война украинского народа, официальное начало которой положила Битва на Желтых Водах.

Тогда еще чегиринский сотник Богдан Хмельницкий, окончательно разорвав отношения с поляками, в январе 1648 года бежал на остров Томаковка. Здесь, в Запорожской Сечи, он нашел прибежище и поддержку своих земляков, которые впоследствии и стали основой его войска. А уже весной того же года вместе со своим старшим сыном Тимофеем отправляется в столицу Крымского ханства — Бахчисарай. Союз с крымскими татарами был необходим казакам.

Тюрко-крымскотатарский мир Хмельницкий знал по собственному опыту. И он был ему ближе, чем чуждый московский. Это подтверждает письмо будущего гетмана к царю от 1648 года, в котором он обнаружил незнание официальной царской титулатуры, а именно: «царь московский» — так обращался к царю Алексею Михайловичу казацкий лидер. В молодом возрасте он вместе со своим отцом Михаилом Хмельницким участвовал в Хотинской войне. Во время боя с турками под Цецорой в октябре 1620 года его отец погиб, а сам он попал в плен к крымским татарам. В плену он выучил язык и традиции и даже стал побратимом с орским мурзой Тугай-беем.

Итак, добившись аудиенции Ислама Герая III, Хмельницкий просит у хана военной помощи и покровительства Сечи. А взамен на время войны с поляками от имени запорожцев принимает военный вассалитет Крымского ханства. Османский историк XVII века Мустафа Наима приводит слова Хмельницкого, сказанные крымскому хану: «Желая впредь вашего покровительства, мы будем душой и телом в союзе с вами служить успеху веры исламской в имеющих быть войнах; с ляхами же мы совершенно прекратили всякие связи. Мы просим вас: возьмите у нас заложников и согласитесь заключить с нами вышеозначенный союз».

Из этого следует, что Хмельницкий в обмен на помощь со стороны Ислама Герая хана изъявил готовность в случае совместной победы над поляками и в дальнейшем сражаться на стороне крымских татар.

Хану нелегко было принять решение в пользу казаков и соединить крымскотатарскую конницу с запорожским войском, так как именно в это время Стамбул требовал крымских аскеров для войны с Венецией. Но, видимо, речь казацкого лидера оказалась настолько убедительной, что Герай все же отказал султану и согласился оказать помощь казакам.

После долгих переговоров с Хмельницким хан согласился отправить с ним своего лучшего полководца орского мурзу Тугай-бея Аргинского. Орский мурза был одним из влиятельных в ханстве вельмож, поскольку на него возлагались обязанности защищать пограничные рубежи государства. Он был единственным среди беев, который имел войсковое знамя и трехтысячный отряд личной гвардии. Ему подчинялся гарнизон Ор-Капы (совр. Перекоп) и ногайские орды: Едичкульская, Едисанская, Джамбулукская и Буджакская.

Это не могло не радовать Хмельницкого. Ведь с Тугай-беем его связывала давняя дружба. Ведь это именно Тугай-бей вызволил его из плена. А позже и Хмельницкому представился случай спасти жизнь сыну орского мурзы. Именно с этого времени они стали друг другу названными братьями — побратимами.

В Бахчисарае остался старший сын Хмельницкого Тимофей. Именно ему будущей гетман поручил важное дело — находясь с 1648 года в Бахчисарае, разведывать все новости в ханской столице и поддерживать расположение хана к союзу с отцом, что Тимош выполнил блестяще.

После успешных переговоров в середине апреля союзники в районе крепости Кызы-Кермен переправились с левого берега Днепра на правый и там разделились. Тугай-бей с 20-тысячным войском приблизился к западным границам Запорожья и разместился на Переволочанском шляху — здесь он должен был охранять границы Сечи от внезапного прихода польских войск. А Хмельницкий, прибыв на Запорожскую Сечь, отдал приказ собрать казацкое войско, которому и объявил о том, что его предприятию сочувствует сам крымский хан Ислам Герай, приславший в помощь казакам знатного мурзу Тугай-бея, выразившего готовность лично помогать запорожцам против поляков. Услышав это, казаки Сечи объявили Богдана Хмельницкого своим гетманом и выразили полную готовность идти с ним на войну.

В течение трех дней на Переволочанском шляху Тугай-бей поймал около десяти польских шпионов, посланных в Сечь для наблюдения за действиями запорожских казаков. При допросе они рассказали, что против Хмельницкого высланы два отряда. Они пройдут сухопутным путем по Черному шляху и водным — по Днепру, соединятся у крепости Кодак и ударят по Запорожской Сечи.

Узнав о планах поляков, Хмельницкий и Тугай-бей вышли навстречу противнику. Союзники, опередив поляков, захватили крепость Кодак, а после подошли к урочищу Княжьи Байраки. Здесь семитысячный отряд казаков встал так называемым казацким табором из возов, а Тугай-бей, отведя конницу к реке, называемой крымцами Сары-Су — Желтые Воды, устроил засаду. Хмельницкий хорошо знал, что полякам не миновать Желтых Вод.

Cоюзники выиграли знаменитую битву под Желтыми Водами. Следует отметить, что для победы в Освободительной войне украинского народа с польской шляхтой необходима была новая тактика боя. Казаки нуждались в коннице, которой не имели. Этот недостаток и восполнила крымскотатарская конница, славившаяся своей маневренностью. Для поляков объединение татар и казаков обернулось военной катастрофой.

Буквально через несколько дней союзники разбили польскую армию под Корсунем, возглавляемую коронным гетманом Николаем Потоцким и польным гетманом коронным Мартыном Калиновским. Оба гетмана попали в плен к Тугай-бею, который намеревался отправить их в Бахчисарай в качестве заложников. Битва под Корсунем стала настоящим триумфом в первые годы Освободительной войны.

 


Источник: Украинцы и татары: драматическое братство | Газета «День»

Реклама