В пору электронных гаджетов, когда маленькая штучка на руке считает ваш пульс и шаги, знает сколько и как глубоко вы спите и когда пора просыпаться, довольно трудно вспомнить механические монстры, которые тикали среди ночи так, что подпрыгивала подушка, а иногда из настенных часов высовывалась подставка с кукушкой, которая громко кукукала среди ночи. Но, в основном, были круглые будильники со светящимися фосфором стрелками. Для того, чтобы они работали, часы следовало регулярно заводить соответствующей рукояткой на тыльной стороне. В процессе завода был важный и критический момент. Каждый старался завести часы до упора, чтобы завода хватило на большее время, мало ли что. Так вот, можно было увлечься и завести часы сверх меры и тогда внутри что-то щелкало, и они переставали работать. Наверняка, слетала с креплений заводная пружина. Такое происшествие всегда напоминало о том, что во всем нужна мера и способность вовремя остановиться. Оно наглядно показывало, к чему приводит чрезмерное усердие и усилие.

Похоже на то, что в ситуации с Лугандоном произошло примерно то же самое. Ситуация явно щелкнули и показала бессмысленность ее дальнейшего накручивания. Это отметили совершенно разные люди и в самых различных местах, относительно линии фронта. Собственно говоря, неизбежность выхода РФ из Лугандона стала понятна еще в 2015 году, когда при всей благоприятности ситуации и избытке желания Кремль не решился на полномасштабную войну. После этого окно возможности закрылось наглухо и навсегда. В Кремле уловили этот момент и скорректировали тактику, переводя ситуацию в режим Приднестровья или Южной Осетии, включая режим заморозки конфликта. Кстати, такая тактика нашла свою поддержку у некоторых наших европейских партнеров, но Украина не Молдова и не Грузия и то, что как-то работает в зонах конфликта этих стран, в Украине точно работать не будет. Нам надо было собраться с силами и навести минимальный порядок в армии и тылу, а дальше – мы умеем воевать и возможно, лучше, чем кто бы то ни был в Европе. Уже в 2016 году мы стали свидетелями возрождения наступательных амбиций ВСУ. Причем, эти амбиции уже никак не соответствовали тому, что мы имели летом 2014 года, когда до ликвидации террористической группировки Лугандона оставалось 2-3 недели. Тогда никто всерьез не ожидал, что придется воевать со сплошным потоком регулярных войск РФ. В 16 году ситуация изменилась до той степени, когда армия уже смогла планировать свои действия, с учетом вмешательства РФ. Все, что россияне стянули к нашим границам, было расписано по силам и средствам, которые успокоили бы их эффективно и надежно. Говорят, что расчеты были настолько проработаны, что даже было учтено количество чернозема, который получился бы из конкретного количества десантников, спецназовцев и прочих российских «отпускников», но было понятно, что к большой драке мы подготовились быстрее, чем наши партнеры и им нужно было время для переброски на восток Европы своих опорных соединений, со всеми вытекающими последствиями, в плане логистики и взаимодействия.

Но по мере того, как стремительно пустели склады боевой техники на базах консервации в США, было понятно, что все это куда-то убывает. Энтузиасты помогли отследить дальнейший маршрут этого железа, сняв десятки сверхдлинных составов, битком загруженных военной техникой, идущих в направлении Флориды, что на Восточном побережии США. Похоже на то, что насыщение военными подразделениями НАТО своего восточного фланга наступило в конце весны и тогда все начало обретать очертания совсем другой войны, не такой, которую планировали в Москве и там стало грустно.

Если девизы подразделений российских войск на Донбассе всегда выглядели одинаково: «На Киев», «На Львов», а если пройтись по тяжелым препаратам, то и «На Лондон», то сейчас уже все больше это выглядит как: «На домой» или просто «На». С оккупированных территорий нам пишут о том, что «освободители» как-то засуетились, готовясь на выход. Там тоже понимают, что прежней войны уже не будет и догадываются, что позиционная война – тоже подходит к концу. Причем, эти «отважные вояки» уже даже придумали легенду для своих тупоголовых почитателей из местной публики. Они рассказывают о том, что на позиции ВСУ прибывают подразделения стран НАТО, а их командование не желая ввязываться в мировую войну с НАТО и США, вынуждено сворачивать операцию на Донбассе. То есть, они внушают местной вате, что стали жертвой собственного миролюбия.

Символичным  является вчерашнее заявление Путина о том, что он приветствует участие США в разрешении проблемы Лугандона. Словами героя старинного фильма, Путин публично заявил: «Скажите, шо Беня знает за облаву!» Ситуация перешла в новую форму и теперь заявления курощупа и толсторыла – исчезли вовсе, а Путин старается рассуждать об отвлеченных материях, например, о мундирах голубых. Время, когда он пытался диктовать или угрожать – прошло. Эти фокусы уже не действуют и теперь он в свой адрес принимает намеки и скрытые угрозы.

Как не крути, а пришло время открытия сейфов.

Тому есть несколько причин и сигналов. Первая и самая важная причина – целая серия мелких наступательных операций ВСУ, в результате которых была освобождена пусть и небольшая, но часть нашей земли. Это происходило под Мариком, Авдеевкой и особенно – под Светложарском и в районе Желобка. Вернее, это – самые резонансные случаи, которые у всех на слуху. На самом деле их было больше, но мы не решили, стоит ли об этом писать, ибо все молчат «как рыба об лед». Возможно – так надо, а навредить нашим военным мы не желаем вовсе, к тому же – сенсации, не по нашей части.

Тем не менее, такие операции происходят регулярно и их ценность не только и не столько в глубине освобожденной территории или площади, а в качестве новых позиций. Почти в каждом случае, наши военные сбивали противника с господствующих высот, что дает возможность обеспечивать качественный огневой контроль на пару десятков километров вглубь позиций противника. То есть, наша пехота закрепляется на высотках и корректирует огонь артиллерии. Благо дело, теперь имеется чем и как этот огонь корректировать, а навыки работы наших артиллеристов, постоянно повергают в шок противника. Скажем так, в отличие от россиян, наши много не стреляют, но если стреляют, то уже с толком и расстановкой. После этого противник вытаскивает из зоны обстрела бекон, подчеревку и прочие субпродукты.

Что более важно, это направление огневого контроля. Как правило, новые позиции означают прекращение передвижение войск противника вдоль линии фронта, по временно рокадным дорогам. Так было на Светлодарской Дуге и это же произошло под Желобком. То есть, наши военные обеспечивают положение, которое называют перефразом от пожелания «Нехай щастить». Но это не все. И под Светлодарском, и под Желобком, наши сработали в стиле айки-до. Противник злоупотреблял огнем с этих высоток и наши нашли как их заставить активизироваться и мгновенно заткнуться, после чего – заняли высотки. В обоих случаях, противник сразу организовал контратаку, но был отброшен силами бойцов, занявших высотки. И вот тогда, из укромных мест, стало выдвигаться «усиление» из кадровых российских военных. Как отмечают сами «отпускники» и попочленцы, это российское усиление отрабатывалось уже нашей артиллерией, которую корректировали бойцы с высоток. А может быть, корректировка огня велась и другими способами и средствами, находящимися над головами наших бойцов. Короче говоря, россияне уничтожались в местах сосредоточения, когда они еще не успели развернуться в боевой порядок. Такие вещи внушают печаль не только в тех, кого накрыла наша арта, но и в тех, кто об этом узнал.

Печаль заключается в осознании того, что россиян выманили из их норы и отправили на фарш. Те, кто находится в окопах понимают, что противник оказался не просто сильнее, а гораздо умнее и что в таком стиле воевать не получится, хотя россияне там выступают в роли «гуру». Наши устроили там классический вариант скотобойни. Напомним, первый и самый крупный разгром в таком стиле, наши военные устроили в Марьинке. Там планировалась крупная наступательная операция с тремя эшелонами войск. В первом эшелоне пошли местные энтузиасты, целью которых было занять наши войска уличными боями и сковать внимание на себе, а основной удар должен был наносить второй эшелон, в основном состоящий из ВС РФ. Третий эшелон выполнял роль резерва на случай, если оборона ВСУ рухнет и надо будет вводить в прорыв новые силы, до подхода новых войск из РФ.

Как мы помним, наши приняли бой в Марьинке, но уже кто кого там связывал боем, выяснилось позже. Когда уличные бои разгорелись не на шутку, к месту событий стали подтягиваться войска второго эшелона и концентрироваться в месте сосредоточения. Молчавшая, до этого времени, наша арта – заработала. Причем, не по первому эшелону, а сразу по второму, не успевшему развернуться. На том стратегическая операция прорыва и закончилась, ибо весь транспорт, уцелевший от поражения, уже вывозил убитых и раненных россиян и то, что называют «конструктором», оставшимся от грозной, только что, группировки ВС РФ. Так что с наступлением там сильно не сложилось, а оценить это смогли те, кого угораздило быть в первом эшелоне и увязнуть в уличных боях в Марьинке. Сначала они просто не знали о том, что случилось с россиянами из второго эшелона и ждали, что вот-вот они попрут лавиной. Не поперли. А пока они пытались понять, что происходит, в Марьинку вошел наш спецназ. Тогда мы так и не решили, кто там больше загрустил, россияне, накрытые артиллерией или первый эшелон, попавший в опытные руки спецназа.

Примерно то же самое произошло и в следующих случаях, в частности – под Желобком. Россияне не слишком часто вылазят из своих укрытий и для этого надо выстроить грамотную комбинацию. Но когда это удается, сразу приезжает очередной «гумконвой» за трупами. Там понимают, что длительная демонстрация штабелей отстрелявшихся кадровых вояк РФ – лучшая им антиреклама. А потому их вывозят сразу. Раньше мы удивлялись, почему россияне гонят полупустые фуры гумконвоев, а ответ был прост. Они не ввозили, а вывозили свою уничтоженную армию.

Еще один важный момент, который уже все заметили: украинское руководство впервые перешло на крайне жесткую риторику, уже не опасаясь бурной реакции Москвы и там понимают, что бурно отвечать уже слишком опасно, поскольку противник (мы) скорее всего именно этого и ждем. Поэтому, теперь они проглатывают все, но это их не спасет.

Последнее наблюдение из всего их множества, касается кремлевского флюгера и штатной политической истерички – Жириновского. Впервые с 2014 года, он бился в падучей и обвинял коммунистов и всех-всех в том, что они доигрались и подвели Россию под монастырь и теперь уже ничего не поможет. Вольфович подменяет собой юродивого, который из последних сил удерживая неукротимый поток диареи, пророчит катастрофу в самом ближайшем будущем.

Это, и не только это, говорит о том, что пришло время вскрывать пакеты, давно заготовленные у особых людей в особых отделах, особых органов. Наверняка, со времен совка, в этом плане, мало что изменилось и если мы правы, то сработает оно по аналогии с хорошо известной схемой оповещения, работавшей в старом «добром» совке. В каждой воинской части, в дежурке, стоял ящик со стеклянной дверкой, за которой виднелись какие-то электронные платы. Это была часть общей системы «Яблоня». Она обеспечивала перехват открытых, в основном проводных, каналов связи для передачи экстренной информации. Вся структура этой системы нам не известно, но мы неоднократно видели то, как она срабатывала и что происходило дальше.

Внезапно эта шайтан-машина оживала и после звукового сигнала, мужской голос подавал условную команду, например, «Рокадный 232». Дежурный по части сразу же сообщал вышестоящему дежурному о получении команды и открывал специальный журнал, в котором искал значение этого сигнала. Там могло быть написано: «Сбор по тревоге» или «Боевая тревога», а уже как действовать именно по этим расшифрованным командам, дежурный знал наизусть.

Так вот, какие-то команды, которые мы ни разу не видели в действии, приводят механизм перевода воинской части в боевое положение. Поднимается личный состав, оповещается офицерский состав, вскрываются ружкомнаты и выдается оружие, выгоняется техника из парков и выстраивается в походные колонны, после чего – убывает в заранее подготовленный район сосредоточения. Для ВДВ, например – на аэродром погрузки. Но если все серьезно, параллельно отрабатывают мероприятия мобилизационная и секретная части. Там, в их сейфах хранятся основные секреты, не связанные с боевой техникой. Часть документов упакована в опечатанные конверты и ни секретчик, ни мобист не знают, что там внутри.

Определенная команда дает им указание вскрыть одни конверты и уничтожить другие, которые уже не понадобятся. Для этого была предусмотрена специальная буржуйка с сеткой, где все секреты должны были сгореть до тла. А то, что вскрыто – передавалось начальнику штаба или командиру части, в зависимости от обнаруженного предписания.

Думаю, что такие сейфы существуют и сейчас и в них обязательно содержатся конверты с конкретными мероприятиями, в частности, по обеспечению операции прикрытия вывода российских войск. Там обязательно будут расписаны пути отхода, условные сигналы, пароли и прочее, для четкой идентификации при прохождении своей границы. Но там будет предписано и то, что нужно сделать перед отходом. Наверняка, будет уничтожено все то, что может уличить ВС РФ в агрессии против Украины. То есть, в каком-то журнале будет записано, что по команде «Рокадный 323», следует уничтожить конверты с перечисленными литерами и вскрыть пару-тройку других конвертов. В них будет расписано, какую технику, боеприпасы и амуницию, следует уничтожить и не вывозить, но самое главное, там будет список лиц, подлежащих немедленному уничтожению. Все эти Захарченки, Плотницкие, Ходаковские и прочая дрянь, никак не должны попасть в руки спецов ВСУ или СБУ и будут нейтрализованы на месте. В том же списке будут и люди, которые достоверно знают о том, каким образом и что ввозилось из РФ, как распределялось и использовалось. Короче говоря, весь тот список лиц, который условно попадает под определением свидетелей для любого трибунала, расследующего военные преступления – пойдут под нож. И это мероприятие уже четко расписано в бумагах, мирно лежащих в нескольких десятках сейфов в Лугандоне.

Ситуация складывается таким образом, что очень скоро поступит команда на их вскрытие. Это уже витает в воздухе и об этом говорят, как наши военные, так и потенциальные доноры украинского чернозема. Те, чьи фамилии указаны в списках «на выход» еще имеют возможность избежать личного знакомства с командами чистильщиков, ну а кому все это кажется бредом, беспокоиться не о чем. Команды работают без лишней жестокости. Чик, и ты уже на небесах.


Источник: Пора открывать сейфы (Часть 1) | Линия обороны

Реклама