В интервью много разного материала, но вот что там не обсуждается, так это вопрос вынесенный в заголовок. Потому я позволю себе привести отдельные фрагменты и опустить остальное.
И первым слово Сергею Лойко, писателю который много времени провел на Донбассе в зоне боев, причем по обе стороны фронта, в том числе достаточно долго и близко наблюдал сражение за аэропорт Донецка.
Итогом поездок на войну для Лойко стали два романа: Аэропорт иРейс.
А потом авиаэксперту Вадиму Лукашевичу

Сергей Лойко                          Сергей Лойко

Сергей Лойко: научно-фантастический вопрос

Я в свое время в 2013 году задал Путину научно-фантастический вопрос, за который меня критиковали мои коллеги. Я спросил его в декабре в присутствии миллионов телезрителей и тысяч корреспондентов: существует ли какая-то гипотетическая вероятность, что вы введете войска в Крым? Я не точно себя цитирую, его цитирую почти точно: «Мы обеспокоены положением наших соотечественников за рубежом, но мы не будем махать шашкой. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

Вопрос был научно-фантастический, когда меня ужасно ругали мои коллеги, сказали: у тебя была возможность задать Путину какой-то умный вопрос, у нас не было, мы руки тянули, плакаты показывали. Ты спросил абсолютную глупость: есть ли жизнь на Марсе? Мне стало стыдно, неудобно, я ворочался во сне, а потом забыл про это, как забываешь про все свои ошибки.

Ровно через три месяца, 26 февраля, в мой день рождения, такой подарок. Я сажусь на поезд Киев-Симферополь, меня встречают на перроне какие-то казаки, лузгают семечки, ходят в лампасах, вообще какие-то «Окаянные дни» Ивана Бунина. Я окунулся в эту реальность.

Моя любимая цитата у Владимира Семеновича : «И припадочный малый, придурок и вор мне тайком из-под скатерти нож показал». Чем докажешь? Там же все очевидно.

Моя версия в романе «Рейс», что сбили самолет, потому что хотели сбить российский самолет, получить повод к войне и пойти на Киев. Если бы перед этим трагическим событием не было домов в Москве 1999 года, сахара в Рязани, «Шмеля», летящего в школу в Беслане, яда в чашке чая Литвиненко, я бы мог подумать, что это невозможно, этого не может быть. Я считаю, что это вполне реальная версия.

Поэтому уши из всего растут, поэтому сахар в подвале в Рязани. Я там был в этот день. Я разговаривал с ментом, который нашел этот сахар, нашел, по-моему, человек по фамилии Огородников, местный житель. И вот этот Огородников бдительный вызвал мента, который только что приехал из Чечни, воевал в 1995-96 году и был не просто персонажем, а взрывоэкспертом. Он говорит: что, я не могу сахар от гексогена отличить? Я не могу отличить взрыватель от муляжа? Там все было настоящее.

Поэтому зная это, мне не кажется нереальным, что «Буком» хотели сбить российский самолет. К этому моменту на границе с Донбассом, на границе с Украиной стоял огромный железный кулак. На мой взгляд, он был недостаточный для полнокровной войны, но для серьезного вторжения он вполне годился.

Вадим Лукашевич: никаких версий давно нет

Все, что происходит эти три года с Боингом — это такое латание дыр. Расследование идет, мы как-то реагируем, документы публикуют, мы оправдываемся, голландцы устроили какую-то пресс-конференцию. Все шито белыми нитками, но тем не менее, мы хаотично бежим вдоль ряда флажков. Флажки ставили не мы, дорога все время сужается, нам бежать все сложнее, но мы не можем остановиться. Потому что из этой ситуации можно было красиво выйти в самом начале. С территории ополченцев был сбит военный самолет, да, зона боевых действий, тогда бы мы получили свою чашу негатива, надо было бы признать, что все-таки поставки тяжелого вооружения на Украину имеются. И все.
Но сейчас мы докатились до того, что за нами по пятам уголовное расследование.

Запад давно уже усвоил потрясающую истину, что чем быстрее ты скажешь правду, тем меньше будут задавать вопросов. Американцы случайно разбомбили свадьбу в Афганистане, они могли сказать, что марсиане разбомбили или что-нибудь другое, но они сказали: это мы разбомбили, больше не будем. По зверству в Сонгми Америка стала проводить публичное расследование, а не просто для отвода глаз.
Вы можете представить, что в такой ситуации, если какое-то зверство, Россия бы это признала и провела расследование? Буданов был единственным случаем, его невозможно было скрыть.

Если возвращаться к версиям, то версий уже нет. Начнем с того, что версии закончились, когда были опубликованы в 2015 году осенью итоги технического расследования голландского Совета по безопасности. Там совершенно четко: самолет сбит «Буком». Указан район площадью 320 квадратных километров, откуда была запущена ракета. Этот район весь контролировался сепаратистами. Точка. И даже сейчас Россия отбивается от того, что да, это типа наш «Бук», нет, это не наш — это украинский. По большому счету то, что самолет был сбит «Буком», уже никто не отрицает.

Сейчас идут поползновения, откуда было запущено, из района Северного или как утверждают наши военные аналитики в июле 2014 года, потом «Алмаз-Антей» играет в эту же сторону, из района Зарощенского. Доказательств того, что Зарощенское контролируется вооруженными силами Украины на 17 июля 2014 года тоже нет.

По большому счету сейчас есть две правды. Весь мир, находящийся за территорией России, четко понимает, кто «Боинг» сбил, и некая псевдоправда, которая остается еще в России, что в этом виновата Украина. Сейчас признать то, что это был наш «Бук» из-под Курска,, невозможно в принципе, потому что сейчас это уже стало краеугольным камнем российской пропаганды. Этот камень, наверное, один из главных, который подпирает рейтинг нашего президента Владимира Путина. То есть если раньше можно было красиво выйти, какое-то расследование назначить, кого-то наказать, сейчас уже все.

Сейчас на этот кон поставлено все, потому что в рамках этой гипотезы, что виновата Украина, отработали все, и наш покойный Чуркин в Совете безопасности ООН, соответственно, Лавров, Захарова, и Следственный комитет, который очень долго расследовал перебежчика украинского Агапова, что сбил капитан Волошин, даже детектором лжи было подтверждено. То есть фактически вляпались все, и отраслевые институты, и «Алмаз-Антей». В отстаивании этой версии государство подтянуло все, что можно. Поэтому сейчас признать, что на самом деле это реально был наш «Бук», просто невозможно.

Мы надули пузырь, который грохнет очень сильно, потому что все равно в начале следующего года уголовное расследование объединенной следственной группы, которую ведет прокуратура Голландии, подготовит заключение, это будет уже обвинительное заключение для трибунала. Неважно, что мы его не признаем сейчас, потому что такие преступления не имеют давности.

Сейчас есть уже установленный факт, есть трактовка российская, что наши данные не принимались во внимание, что следствие ангажировано, оно не транспарентно, там работают непрофессионалы и прочая ерунда, как будто кроме России никто в мире не может правильно расследовать авиационное происшествие.

Если мы посмотрим пресс-релиз голландцев 28 сентября прошлого года, то там четко сказано, что целый ряд свидетелей обратились. У них же был призыв, что они свидетелям гарантируют защиту. Уже люди, участвовавшие в транспортировке «Бука», дали показания следствию.

Сергей Лойко: там персонажи с натуры

Я был как раз в Славянске, когда Стрелков оказался там, то есть Стрелков меня немножко опередил. То, что я там увидел, нашло свое отображение на страницах романа.

Галерея персонажей «Русского мира», которые присутствуют в этой книги, они все списаны с реальных людей, некоторые из них собирательные образы. Там представлена целая галерея.
Такой персонаж есть — министр обороны самопровозглашенной республики Рудольф Белкин, высокий, нескладный человек с щегольскими усиками, похожий на белогвардейского офицера.

Есть такой романтик «Русского мира», археолог по кличке «Копатель», который даже матом не умеет ругаться, считает, что он спасает мирное население от «фашистов», он свято в это верит. Но символизирует войну для меня вот этот страшный маньяк «Офтальмолог», он не по профессии офтальмолог, а по кличке, которую ему дали менты, серийный убийца, по сравнению с которым доктор Лектор — это просто детский сад. Вот этот маньяк символизирует войну, абсолютное зло. Если все они пришли в Украину убивать по каким-то своим мотивам, некоторые мотивы могут кому-то показаться очень убедительными, то у него мотив один — просто прийти и безнаказанно убивать.

У него есть прототип в реальности: в холодильнике одного из преступников нашли банку литровую, наполненную человеческими глазами. Именно там.

Восточный Донбасс — это такой метастаз российского рака, рака российской государственности. Владимир Владимирович Путин не может признать, что мы совершили ошибку. Более того, ему этот конфликт тлеющий даже более важен, чем война. Потому что война дорого стоит, война — это огромные жертвы, ты не знаешь, как это аукнется. А вот такая тлеющая, кошмарная обстановка на Донбассе мешает украинцам проводить полнокровные реформы. Теперь эта война используется для внутреннего потребления в России: посмотрите, как у них плохо, это не так, это не хорошо, а там вообще идет война. Это все потому, что у них был Майдан. Если вы сделаете Майдан, у вас будет то же самое.

Я честно признаюсь: в версию, что собирались сбить российский самолет, а потом устроить мощное вторжение, я не верю. От слова совсем. Ну писатель в романе — ему можно.

Но зато все остальное тут не выдумка. Кажется и включая «Офтальмолога». Но я давно и неоднократно писал: среди добровольцев, идущих на войну, наряду с романтиками-идеалистами непременно в первых рядах идут садисты и маньяки-убийцы. Это неизбежно и это с обеих сторон на любой войне, потому что эти люди получают возможность безнаказанно предаться любимому пороку, да их еще и хвалить будут.

И сделают национальными героями, как в России Моторолу, который хвастался тем что лично пытал и убивал пленных.

И разумеется нужно напоминать: война между Россией и Украиной казалась совершенно немыслимой — еще в конце 2013 года. Это выглядело безумием, а потом стало реальностью..Самм ы страшным в которой был всеобщий восторг в России, по крайней мере для меня самым страшным оказалось именно это.

Ну а то, что теперь есть две истины — одна для всего мира а другая для РОссии, причем не только по Боингу а по куче вопросов: о вторжении России в Крым, о референдуме, которого просто никогда не было, по участию российских военных, по управлению из Москвы, по ликвидации «героев народной войны»… Ложь, в которой не захотели сознаться, сразу повлекла за собой море лжи, и Россия с удовольствием в нем купается.

Как купался некогда и брежневский СССР…


Источник: Да нет уже никаких версий — trim_c

Реклама