Украинцев в ходе операции Висла выселяли из их домов, разрешая взять с собой минимум имущества

28 марта 1947 года в засаде украинских повстанцев погиб заместитель министра обороны Польши генерал Кароль Сверчевский. Он был одной из ключевых персон польской коммунистической элиты. И именно его смерть была использована как повод для массовой депортации украинцев с восточных территорий восстановленной Польши.

«С целью окончательной ликвидации очага бандитизма на юго-восточных территориях правительство Речи Посполитой постановило… переселить украинское население с территорий, охваченных бандитизмом. Украинское население должно понять, что переселение является следствием действий УПА. Это трудное, но необходимое решение, которое обеспечит переселенному населению спокойную жизнь в новых домах, приготовленных правительством на других территориях Речи Посполитой. Те, кто не подчинятся приказу и останутся в окрестностях, охваченных переселенческой акцией, будут трактоваться как бандиты УПА», – говорилось в листовке, которую военные раздавали украинцам во время операции.

Об истинной цели депортации пропаганда не рассказывала. В первом варианте плана операции (тогда ее название было «Восток») четко оговорено другое, более важное задание: «окончательное решение украинской проблемы в Польше».

Скорее всего, примером для польских чиновников были коммунистические методы решения национальных проблем, но заимствовать термины у нацистов (Endlösung der Judenfrage) они не стеснялись.

«Украинская проблема в Польше» имела долгую и драматическую историю. В межвоенной Второй Речи Посполитой украинцы были самым большим национальным меньшинством – и самой большой проблемой. Польское государство, в отличие от Советского Союза, оставляло возможности политической репрезентации, общественной и национально-культурной работы для украинцев. Хотя эти возможности никогда не были достаточными.

Недовольство условиями для самореализации толкало молодых украинцев в националистическое движение, активисты которого подпольно боролись против государства. Действия Организации Украинских Националистов, в свою очередь, побуждали власти к жестоким репрессиям. В 1939 году, перед началом Второй мировой войны, польское правительство готовило брутальные планы «укрепления польского элемента в Восточной Малопольше», основанные на дискриминации украинцев.

В 1944 году Советский Союз заключил с новым коммунистическим руководством Польши соглашение о взаимном переселении поляков, проживавших в СССР, и украинцев, оказавшихся на территории восстановленного польского государства. Официально это переселение было добровольным. Однако украинцы Закерзонья, которые жили на своих исконных землях, не собирались их покидать.

Чтобы «простимулировать» их желание переселяться, в сентябре 1945 года польская власть подключила к депортации военных. «По ходатайству НКВД УССР через товарища Лаврентия Павловича Берию Временное Польское правительство выделило две дивизии Войска польского для борьбы с бандами УПА и обеспечения эвакуации украинского населения на территории Польши», – читаем в тогдашнем документе. Следовательно, инициатива привлечения войск для выселения принадлежала советской власти. Похоже, не обошлось без такой же инициативы и весной 1947 года, когда началась депортация последних украинцев с их родной земли.

Операция «Висла» стала воплощением желаний как польских коммунистов, так и советской власти. Для первых она была способом завоевать симпатии поляков, настроенных по отношению к украинцам враждебно. Польша без украинцев, фактически моноэтническое государство – это то, что обещали до и во время войны националисты. Уничтоженная, депортированная в СССР и рассеянная по территории северо-западной Польши украинская община фактически перестала существовать. Советская власть избавлялась от большой группы украинцев, которая поддерживала повстанческое движение.

Польский историк Ришард Тожецкий считал, что решение о проведении операции было принято в Москве в феврале 1947 года. Ее планированием занимался нарком внутренних дел УССР Сергей Савченко. Только после этого было решение польской власти. Эту версию поддерживает и Гжегож Мотыга, напоминая, что первое название операции – «Восток», а в октябре 1947 года произошла другая массовая депортация – операция «Запад».

Еще одно доказательство – найденное в архиве Службы безопасности Украины письмо Савченко его руководителю, советскому министру Абакумову, датированное 20 февраля 1947 года. «Товарищ Хрущев, ― читаем здесь, ― предложил нашими оперативными и военными силами подготовить и провести операцию по ликвидации банд в приграничных районах Польши. Со своей стороны считаю целесообразным проведение таких операций, поскольку банды, действующие в польском приграничье, наносят вред не только населению Польши, но и нередко переходят границу на наши территории и осуществляют бандитские нападения. Вместе с тем считаю, что в операции должны принять участие и пограничные войска МВД». Сотрудничество польской армии с советскими войсками во время операции «Висла» ― известный факт.

Непосредственным исполнителем операции стали военные и полицейские структуры польского коммунистического режима. Возможно, Кремль сознательно делегировал польским подопечным полномочия для депортации украинцев. Таким образом их делали не только идеологически зависимыми, но и связанными с Советским Союзом причастностью к общему преступлению. Акция могла рассматриваться как инициация польских коммунистов, демонстрация полной лояльности и послушания.

Операция «Висла» была жестокой с первых дней. «28 апреля 1947 года, ― читаем в отчете украинского подполья, ― началась на целой территории выселенческая акция местного украинского населения на запад. ВП ранним утром окружало село и предписывало крестьянам от получаса до четырех собраться и выйти за село на обозначенное место. Люди брали с собой, кто что мог, потому что упряжки в селах было очень мало. Все имущество оставили в домах. Население с плачем оставляло свои села, не имея возможности противостоять врагу. В тот день изгнано насильно на запад население из 54-х украинских сел. Крестьяне пешком или собственными подводами должны были идти до железнодорожной станции. Повсюду были созданы переходные пункты, где УБП проверяло население. Подозрительных и семьи подпольщиков давали отдельно».

Украинцев не только выселяли; сжигали их села. 28 апреля, по сообщениям украинских подпольщиков, были сожжены Устрики Горишни, Ветляна, Стрибовиська, Гильское, Кривое, Кобыльское, Явирец, Бук, Прислип и частично Довжица, на следующий день – Студеное, Творильне, Завий и Лопинка. Жгли дома, конюшни, шопы, пивные и даже доски, из которых можно было бы отстроить уничтоженное.

Украинские повстанцы не могли остановить операцию «Висла» или хотя бы оказать ей существенное сопротивление. Повстанческие силы Закерзонья, которые составляли около двух тысяч воинов УПА и членов ОУН, не могли противостоять двадцати тысячам польских военных.

Эта разительная разница в численности повстанцев и войск ОГ «Висла» свидетельствует о том, что акция была направлена не против повстанцев, а против гражданского населения. Отряды были привязаны именно к населенным пунктам, которые должны были выселять – уничтожение отделов УПА было лишь сопутствующей целью. К тому же, уже по завершении операции «Висла» депортация не обошла украинцев Красноставского, Замостянского и Белгорайского уезда Люблинского воеводства, где повстанцев не было. Жителей этого мирного края приказали выселить, «не смотря на степень лояльности и партийную принадлежность».

В секретной директиве Государственного комитета безопасности Польши от 10 ноября 1947 года говорилось о том, что главной целью переселения украинцев является «их ассимиляция в новой польской среде». К переселенным запретили употреблять определение «украинец».

Всего за три месяца около ста пятидесяти тысяч украинцев потеряли свою малую родину. 655 человек убиты, 3936 – заключены в концлагерь Явожно по подозрению в сотрудничестве с повстанцами. Правительственным декретом от 27 августа 1949 года украинцы лишались права на хозяйства, из которых были выселены, и на оставленное там недвижимое имущество.

Так что операция «Висла» была одним из масштабных преступлений коммунистического тоталитарного режима. Депортация украинцев ради их ассимиляции сопоставима с депортацией народов Крыма, Кавказа и Балтии советской властью во время и после Второй мировой войны.

Это преступление хорошо задокументировано, однако до сих пор не получило правовой оценки. В такой оценке заинтересованы как украинцы, так и поляки – два народа, которые пытаются преодолеть наследие тоталитаризма.

Попытки некоторых польских политиков оправдать операцию «Висла», которые случаются в последнее время, не только аморальны, но и опасны, ведь могут стать прецедентами для переоценки других преступлений коммунизма. А в этом заинтересован, прежде всего, Кремль, ведь реабилитация советского прошлого является идеологической платформой для экспансии путинской России в Восточной Европе.

Чтобы правильно понять ситуацию СССР — я, регулярный читатель центральных газет примерно с 15 лет и вообще человек весьма любознательный от природы.
Прожив в СССР в сознательном возрасте тридцать три года, из них 27 лет в УССР, я об операции «Висла» не слыхал вообще никогда.Да и в независимой Украине впервые услыхал о таком факте только в 2004 году, в период первого Майдана.

Материал, приведенный выше, подан в НВ без автора, как редакционный. Без сомнения он напечатан не только в связи с 70-летием трагедии украинцев, подвергнувшихся массовой депортации. Но и для того, чтобы напомнить польским властям и не только властям, которых в вопрос отношений с украинцами прямо пучит от сознания собственной правоты, что конечно Волынская резня преступление, которое не может быть оправдано, но не следует считать поляков жертвами.
Их собственное поведение по отношению к украинцам и до Волыни, и после нее было далеко не безупречным. Так что им нечего надувать щеки и выставлять себя благородными рыцарями, поведение поляков там, где они были в большинстве, давало мало оснований заподозрить их в благородстве

Однако я попытаюсь найти мнение поляков об операции «Висла» — просто для баланса


Источник: Операция «Висла»: 70 лет преступлению — trim_c

Реклама