20 апреля Департамент информации и печати МИД России распространил заявление по поводу принятого накануне промежуточного решения Международного суда ООН по иску Украины к России.

В заявлении говорится: «Суд без голосования признал, что претензии Украины к России по МКБФТ (Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма. — The Insider) безосновательны и, соответственно, условия для введения временных мер отсутствуют. <…> Важно, что Суд занял принципиальную позицию и не поддержал заявления Украины о якобы имеющей место «агрессии», «оккупации», или о статусе Крыма как не относящиеся к сути разбирательства».

В действительности Международный суд ООН ничего не заявлял о «безосновательности претензий Украины» и уж тем более о «якобы имеющей место агрессии и оккупации». Более того, решение Международного суда в целом было вынесено в пользу Украины, хотя и не все требования страны были поддержаны.

Напомним, 16 января этого года Украина подала иск, в котором обвинила Россию в нарушении Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Суд принял иск к рассмотрению; первое заседание по делу прошло 6 марта.

Решение от 19 апреля (опубликовано на французском и английском языках) касается неотложных временных мер для защиты прав граждан до рассмотрения дела в полном объеме (по латинской юридической терминологии, prima facie), которые просила ввести Украина. Эти меры должны были обязать Россию выполнить ее обязательства в рамках конвенций, а именно:

— немедленно и без всяких дополнительных условий прекратить и в дальнейшем воздерживаться от всякой поддержки, в том числе деньгами, оружием и обучением, незаконных вооруженных групп, причастных к террористическим актам в Украине, в том числе ДНР, ЛНР, «Харьковских партизан» и связанных с ними групп и лиц;

— немедленно приложить все усилия, чтобы все оружие, предоставленное этим вооруженным группам, было выведено с территории Украины;

— немедленно установить должный контроль над государственной границей, чтобы предотвратить дальнейшее финансирование терроризма, в том числе передачу оружия с территории российской Федерации на территорию Украины;

— немедленно прекратить передачу денег, оружия и любого другого имущества с территории Российской Федерации и оккупированного Крыма вооруженным группам, причастным к террористическим актам в Украине, в том числе ДНР, ЛНР, «Харьковским партизанам» и связанным с ними группам и лицам, в том числе путем замораживания всех банковских счетов, использованных для поддержки таких групп;

— немедленно прекратить участие в финансировании терроризма всех российских официальных лиц, в том числе министра обороны Сергея Шойгу, заместителя председателя Госдумы Владимира Жириновского, депутатов Госдумы Сергея Миронова и Геннадия Зюганова, а также возбудить дела против них и других лиц, причастных к финансированию терроризма;

— немедленно обеспечить в полногй мере сотрудничество с Украиной по всем существующим и будущим запросам о содействии в расследовании и запрете финансирования групп, причастных к террористическим актам в Украине, в том числе ДНР, ЛНР, «Харьковских партизан» и связанных с ними групп и лиц;

— выплатить полное возмещение ущерба за сбитый самолет Malaysian Airlines (рейс MH17);

— выплатить полное возмещение ущерба за артобстрел гражданского населения в Волновахе, Мариуполе и Краматорске;

— выплатить полное возмещение ущерба за взрыв бомбы, от которого пострадало гражданское население в Харькове;

— выплатить полное возмещение ущерба за все террористические акты, осуществленные Россией или при помощи и содействии России через финансирование терроризма и отказ предотвратить и расследовать финансирование терроризма;

— немедленно прекратить и в дальнейшем воздержаться от политики уничтожения национальной культуры, принять меры, гарантирующие полную и равную законную защиту всех групп жителей оккупированного Россией Крыма, в том числе крымских татар и этнических украинцев;

— немедленно восстановить права Меджлиса крымскотатарского народа и лидеров крымских татар в оккупированном Крыму;

— немедленно восстановить права крымскотатарского народа в оккупированном Россией Крыму, включая право на ежегодные мемориальные мероприятия в память о депортации крымских татар;

— немедленно принять все необходимые и надлежащие меры, чтобы покончить с исчезновениями и убийствами крымских ататр в оккупированном Россией Крыму, а также должным образом расследовать исчезновение Решата Ахметова, Тимура Шаймарданова, Эрвина Ибрагимова и всех прочих жертв;

— немедленно принять все необходимые и надлежащие меры, чтобы прекратить неоправданные обыски и задержания крымских татар в оккупированном Россией Крыму;

— немедленно восстановить лицензии и принять все прочие необходимые и надлежащие меры, чтобы разрешить крымскотатарским СМИ возобновить работу в оккупированном Россией Крыму;

— немедленно прекратить вмешательство в образование крымских татар и принять все необходимые и надлежащие меры, чтобы восстановить образование на крымскотатарском языке в оккупированном Россией Крыму;

— немедленно прекратить вмешательство в образование этнических украинцев и немедленно принять все необходимые и надлежащие меры, чтобы восстановить образование на украинском языке в оккупированном Россией Крыму;

— немедленно восстановить право этнических украинцев на участие в культурных мероприятиях в оккупированном Россией Крыму;

— немедленно принять все необходимые и надлежащие меры, чтобы позволить свободную работу украиноязычных СМИ в оккупированном Россией Крыму;

— выплатить полное возмещение ущерба всем жертвам политики Российской Федерации и ее практики уничтожения национальных культур путем дискриминации в оккупированном Россией Крыму.

Суд частично удовлетворил просьбу Украины. Он признал нарушение Россией Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и принял решение о временных мерах для защиты прав граждан. В решении говорится:

«Напоминая Российской Федерации о ее долге выполнять обязательства в рамках Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, суд считает, что в связи с ситуацией в Крыму Россия до окончательного решения по настоящему делу должна воздержаться от продления или введения новых ограничений возможностей крымскотатарского сообщества сохранять свои представительные институты, в том числе Меджлис. Россия также должна обеспечить доступность образования на украинском языке».

В том, что касается нарушений Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма, суд посчитал, что доказательств, представленных Украиной недостаточно для вынесения решения о временных мерах. В решении сказано:

«В настоящем деле события, на которые указывает Украина, повлекли гибель и ранения многочисленных представителей гражданского населения. Однако, чтобы решить, правдоподобно ли заявление Украины о правах, которые требуется защитить, необходимо убедиться в наличии таких элементов, как намерение, знание или целенаправленность. На данном этапе рассмотрения дела Украина не предоставила суду свидетельств, достаточных для заключения о том, что эти элементы наличествуют».

Таким образом, суд отказал Украине во введении части запрашиваемых ей временных мер на основании недостаточности доказательств, представленных на начальном этапе рассмотрения дела. Отметим, что рассмотрение по существу еще не начиналось. Это не имеет ничего общего с «признанием претензий безосновательными» и какими-либо решениями о непризнании российской агрессии и оккупации, о которых говорит МИД России.

Украинская сторона заявила, что в целом довольна решением суда как конструктивным. «В Украине есть достаточно понимания, какие именно доказательства мы будем представлять на стадии слушаний по существу. <…> Мы продолжаем тщательно готовиться к слушаниям по существу, чтобы окончательно доказать сознательное и дерзкое нарушение Российской Федерацией норм международного права, — пишет замминистра иностранных дел Украины Олена Зеркаль в украинском интернет-издании «Европейская правда».

«Радио Свобода» отмечает, что после оглашения решения российская делегация покинула зал суда без комментариев, а представлявшая Украину Зеркаль заявила журналистам: «Для нас это решение суда положительное. Мы подтвердили нашу позицию и видим, что у нас хорошая перспектива для слушаний по существу».

http://theins.ru/antifake/52930

Снова кацапов унизили. Особенно замечательны в этом унижении жалкие лживые вскукареки кацапов про решение суда )))


Источник: «Международный суд ООН не поддержал позицию Украины о российской агрессии»: npubop

Гаага: выводы для Украины

Решение Международного суда ООН. Делаем выводы вместе с #InformNapalm


Примечание редакции. Публикуем материал нашего партнёра InformNapalm о решении Международного суда в Гааге по иску Украины против РФ.

Гаага: выводы для Украины

Итак, Гаага, решение Международного суда ООН, озвученное 19 апреля по результатам слушаний 6–9 марта этого года. Дело «Украина VS Россия»: нарушение международных конвенций по борьбе с финансированием терроризма и ликвидации всех форм расовой дискриминации.

Вердикт слушаний

Коротко по сути принятых МС ООН решений:

  1. Требование Украины принудить Россию к выполнению положений Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации суд удовлетворил. Нарушением положений Конвенции признаны запрет Меджлиса, нарушение прав на получение образования на украинском языке в школах, также прозвучала формулировка «необоснованное задержание граждан» и «политические и культурные притеснения украинцев» на оккупированном полуострове.
  2. В утверждении временных мер против РФ по Конвенции о запрете финансирования терроризма суд отказал. Причина — по мнению судей, Украина не предоставила достаточных и бесспорных доказательств ответственности российской стороны за гибель гражданских лиц на Донбассе. В формулировке судьи Ронни Абрахама это прозвучало так: «Украина не соблюла необходимые стандарты доказательной базы, чтобы доказать умышленность перечисления средств (субъектам Л/ДНР)». Вместе с тем он подчеркнул, что суд признал свою юрисдикцию в этом деле (что можно считать плюсом в пользу Украины в дальнейших слушаниях по этим вопросам).
Гаага: выводы для Украины

Приведём мнение заместителя министра иностранных дел Украины Елены Зеркаль по данному судебному решению, что можно считать официальной оценкой Киева этого решения суда в Гааге:

«Вызывает сожаление, что Международный суд ООН не считает целесообразным применение временных мер также и по отношению к действиям РФ на востоке Украины. Тем не менее, решение суда по применению Конвенции о противодействии финансированию терроризма является позитивным, учитывая следующее:

1) суд поддержал позицию Украины в том, что события, представленные Украиной, подпадают под действие Конвенции;

2) суд поддержал позицию Украины относительно соблюдения досудебной процедуры;

3) суд формально признал prima facie (предварительную) юрисдикцию в отношении настоящей Конвенции;

4) суд признал недостаточными доказательства участия России в поддержке террористических действий, которые привели к гибели большого количества гражданских лиц на Донбассе».

С полным текстом решения Международного суда ООН можно ознакомиться здесь.

3:1 в пользу Украины

Ну и в связи со всем этим, конечно, «ключевой» вопрос: так это «зрада» или все-таки «перемога»? Вопрос инфантильный, согласны, но, тем не менее, именно так он звучит в эфирах и соцсетях. Собственно, ничего удивительного — именно в такой парадигме и функционирует нынешнее информационное пространство.

Итак, для начала попробуем дать ответ именно в этой логике. Решение МС ООН — «3:1 в пользу Украины», как говорит дипломат Дмитрий Кулеба, постоянный представитель Украины в Совете Европы. Почему? Во-первых, суд признал свою юрисдикцию по обоим пунктам иска Украины к России и принял его к рассмотрению. А мог бы не принять — как это было в 2008 году по иску Грузии к России, когда речь также шла о военной агрессии. Поэтому это для нас во всех смыслах — решение перспективное и долгоиграющее.

«Лично я не верил, что суд признает юрисдикцию Конвенции о финансировании терроризма, потому что это был бы прецедент, открывающий для суда «ящик Пандоры», — говорит Кулеба. — А Международный суд традиционно не рискует там, где можно не рисковать. В сухом остатке на данном этапе со счетом 3:1 победила Украина, где 3 в нашу пользу — это признание судом юрисдикции prima facie Конвенции в отношении терроризма, юрисдикции Конвенции о дискриминации и временные меры по последней конвенции, а 1 в пользу России — это отсутствие временных мер по первой конвенции. Мы втягиваемся в судебный процесс — и это главный политико-юридический результат. Грубо говоря, вышли из группы в плей-офф. Дальше будет вязкая и долгая юридическая работа, за которую лайков в FB не насобираешь. Сам факт судебного процесса — принципиально важен, так как все это пазлы, которые, в конечном итоге, сложатся в юридическую ответственность России. А именно этого они ой как не хотят».

О завышенных ожиданиях и чего ожидать дальше

Это, опять же, к теме поиска простых ответов на сложные вопросы. Даже не так — НЕответов на такие вопросы. Что касается суда в Гааге: по меньшей мере, наивно было бы ожидать, что, как говорится, «России дадут по рукам», заклеймят на первом же заседании и тому подобное. Следует понимать, что международное право — материя не менее тонкая, чем та же дипломатия, а международные суды — институты бюрократизированные и весьма осторожные в формулировках. Именно поэтому вопрос признания финансирования Россией терроризма фактически повис в воздухе, хотя и не был отклонен. С другой стороны, ожидать положительного решения суда по этому вопросу в ближайшее время вряд ли разумно, поскольку, по сути, речь шла бы о признании — или назывании, субъектом, финансирующим и поддерживающим терроризм, не физическое лицо, а государство, и побуждении к такому признанию и других европейских официальных институций. Напомним: эпизодами рассмотрения по вопросу совершенных российскими боевиками террористических актов были сбивание самолета Малазийских авиалиний рейса МН17, обстрелы жилых районов Мариуполя и Краматорска, уничтожение гражданского автобуса под Волновахой и взрыв во время мирного собрания в Харькове.

Политический контекст — очевиден, как очевидно и то, что Международный суд ООН будет всячески пытаться избежать включения в этот контекст, или, как минимум, оградиться от обвинений в ангажированности. Иными словами, формулировка о «достаточной обоснованности доказательств» является прямым сигналом для Украины — эти доказательства должны быть неоспоримыми. То есть для Украины открывается долгий и непростой путь судебных исков, который потребует качественной доказательной базы. Как поведёт себя противоположная сторона, Россия, тоже можно прогнозировать, учитывая тактику предыдущего заседания — в частности, можно вспомнить хотя бы тезисы о том, что летальное современное оружие террористы нашли в заброшенных донбасских шахтах и т.п.

Что дальше? Напомним, решение Международного суда ООН является промежуточным: главный его результат и итог — суд признал свою юрисдикцию в рассмотрении дела «Украина VS Россия» по существу.

«Мы выходим на следующую стадию — рассмотрение дела по существу, — заявила Елена Зеркаль по результатам оглашения судебного вердикта. — В мае суд определится, каким будет календарное расписание рассмотрения дела по существу. Мы фактически уже знаем, где у нас слабые места, где нам надо больше работать по сбору доказательств и доказыванию намерений (в рамках Конвенции о финансировании терроризма)… При подготовке дела по существу мы будем фокусироваться именно на этом».

Дамоклов меч Гааги

Значение судебного процесса в Гааге не следует недооценивать. В частности, его символичность. «Гаага ждёт» — не пустой звук, и это хорошо понимают в Москве. Именно этим можно объяснить попытки представителей российской стороны свести судебный процесс к абсурду и уровню шоу. Все это определенным образом также ложится в логику гибридной войны, если такая логика присутствует в принципе. У Украины при таких обстоятельствах выбора нет — нам нужно пройти этот путь, в том числе судебных международных инстанций. Это дополнительный рычаг давления на Россию, которая уже дала понять мировому сообществу, что международного права для неё не существует.

Еще один весомый момент: то, что кажется очевидным нам — в частности, роль и место России как в военной агрессии в отношении Украины, так и её террористических акций, вовсе не очевидно для европейского сообщества в целом и, тем более, для представителей международного суда. Информационное поле забито «белым шумом» российской пропаганды, очевидны риски и интересы европейцев в случае прямого или косвенного признания России государством-террористом, очевиден также общий геополитический ландшафт, который не даёт возможности для прямых и широких маневров в вопросе «Украина VS Россия». Именно поэтому такое значение имеет работа по добыванию неопровержимых доказательств участия российских военных в боевых и террористических операциях на территории Украины — доказательств, против которых контрагументов не будет. Именно поэтому Украине нужно использовать любые площадки для озвучивания своей позиции в этой гибридной войне. Да, это долгий и «нефотогеничный» процесс, со своей логикой и темпом, без гарантий быстрого результата или немедленных побед. Но и этот путь нам необходимо пройти.


https://petrimazepa.com/ukranianreviewofgaaga.html

Реклама