Ситуация с «нашими предприятиями на территории врага» для Украины не нова. В Крыму работать на российских предприятиях мечтал каждый местный аполитичный крымчанин. Ну а че. Зарплата там выше, соцпакет приятней.

А страна, антиукраинская пропаганда, пророссийские митинги, которые организовывались из касс этих предприятий — то такое. «Мы выше политики. Мы за мир». Достаточно напомнить, что «народный мэр Севастополя» Чалый — крымский бизнесмен с российским паспортом. Украинские военные, тесно общаясь с российскими коллегами, знали, что зарплаты у тех в разы выше, что ЧФ РФ строит целые микрорайоны жилой площади для своих.

Что чувствовали украинские военные в Крыму при виде российских роскошеств? Как отражалась на них российская пропаганда в духе «Украина — это недогосударство» в совокупности с разницей между службой в украинской армии и российской, о которой они знали не понаслышке?

Наличие российских предприятий в Крыму — как военных так и частных — было серьезным подспорьем в информационной войне против Украины, которая предшествовала оккупации. Теоретически работающие в раздолбаном ОРДЛО украинские предприятия — это наш гибридный ответ врагу.

Местное население, увидев как с Украиной тепло и надежно, должно склониться на нашу сторону. Но это только теоретически. А в реальности — это наша территория, на которую враг силой оружия не пускает наших же налоговиков, проверяющих, трудовые инспекции и прочие радости от которых воем воют украинский бизнес.

По квартирам не ходят проверяющие с ножницами, пользователи коммунальных услуг не лезут в петлю при виде астрономических цифр в платежках. Да и предприятия эти, такие выгодные нам, не заботятся о том, что кто-то проверит потребленные ими энергоресурсы и принудит платить по коммерческим тарифам.

Ведь мы поставляя туда воду и свет, не разграничиваем, что использовано для частных, а что для коммерческих потребителей. Хотя во всей стране цена для этих категорий разниться в разы. Таким образом сегодня именно российская оккупация обеспечивает работу на тех территориях. Иначе пришли бы «злобные бандеровские проверяющие» и посчитали бы все до копейки, как и остальным гражданам Украины.

«Наши предприятия», которые от юрисдикции наших же законов оберегает российская армия — это точно не тот информационный сигнал, который Украина должна посылать на отравленную антиукраинской пропагандой территорию. Этим людям и так годами вещали, что без России их заставят платить как в Европе и все отберут.

Государство — это система институтов, задача которых обеспечить безопасность с помощью монополии на насилие и диктата во исполнении законов. Если монополия на насилие на тех территориях у РФ, и именно она обеспечивает там неисполнение украинского законодательство на отдельно взятых украинских предприятиях олигарха Ахметова — то это опять таки аргумент в пользу России и удар по Украине.

Для того, чтобы говорить, что «там же наши люди и наши предприятия, которые имеют право как и вся страна» — либо освободите эти территории и восстановите там диктат закона, либо меняйте законы для всей страны.

Когда для каждого украинского предпринимателя или гражданина будет такая же вольница как там: без проверок, без чиновников, без подтверждения указанных цифр — тогда можно будет говорить о «неконтролируемом нашем там, равном контролируемому нашему здесь».


Источник: Лариса ВОЛОШИНА: Считать утраченными вплоть до полной деоккупации — Блоги — GLAVPOST.COM

Реклама