Воины УПА умирали не за бизнес, поместья или теплые кресла, а за нечто более ценное, к сожалению, непонятное многим их критикам. За что не пойдет на смерть нынешняя «элита» Украины

На фото Лычаковское кладбище, захоронение воинов УПА.Автор Matador-Lvov

Начало читайте в материале: «Вина украинцев»? Покаяние должно быть взаимным! 

Известный львовский историк Ярослав Грицак в сборнике своих статей «Страсти по национализму («Критика», Киев 2011) анализирует больные вопросы национальной истории украинского. В том же сборнике историк обвиняет украинцев в «бремени греха коллаборации» с немцами (с. 95).

Это обвинение не только серьезное, но и оскорбительное, если учесть, что в советской традиции коллаборационист означало предатель.

Тот же автор упрекает УПА «за запрет коллаборации» с советами в послевоенной Галиции (с.89).

Так что же такое коллаборационизм, и стоило ли украинцам сотрудничать в последнюю войну, и с кем? И такие ли уж украинцы завзятые коллаборационисты-предатели, как это подавала советская пропаганда и повторяет постсоветская?

Грех коллаборационизма украинцев во Второй мировой войне

Официальное определение понятия «коллаборационизм» — это сотрудничество граждан государства с его врагами в ущерб собственному государству.

Однако к тому времени украинцы вообще не имели собственного государства. За двадцать лет до войны Украину разбили и поделили между собой большевистская Россия и Польша маршала Пилсудского.

Поэтому для украинцев не были своими ни Польша, которая вела необъявленную войну с автохтонами Галичины и Волыни, ни Московская империя, накануне войны сознательно выморившая голодом и репрессиями миллионы украинцев.

На момент оккупации немцами украинцы были единственным крупным этносом Европы, который не имел собственного государства, а его родина была захвачена соседями — Москвой и Варшавой.

С кем бы из воюющих сторон украинцы ни сотрудничали (немцами, русскими большевиками или поляками), они не предавали и не наносили вред Украинскому государству, которое в то время была лишь «в проекте».

Только УПА представляла его интересы, воюя на три фронта с оккупантами за признаное миром право наций (в том числе украинской) за собственную государственность. Эту специфику украинского коллаборационизма следует учитывать прежде, чем обвинять украинцев в государственной измене в годы Второй мировой войны.

Сотрудничали с фашистами все оккупированные ими народы, но в разной степени. В полиции и вспомогательных хозяйственных подразделениях немцев служили представители всех без исключения народов захваченных фашистами территорий Европы — в том числе украинцы, поляки, русские и даже евреи.

В 1943 году, после перехода украинской полиции на сторону УПА, немцы заменили ее польской «синей» полицией. В польско-украинском конфликте на Волыни около 2000 польских полицейских были задействованы в карательных акциях против мирного украинского населения и подразделений УПА. Специальная еврейская полиция не только выполняла функции надзирателей в гетто, но и участвовала в арестах, облавах, этапировании населения в концлагеря и места расстрела. В варшавском гетто служило 2500 полицейских-евреев, в Лодзи — 1200, во Львове — 500.

В 1942-м еврейская полиция вильнюсского гетто была участницей массовых расстрелов населения, в том числе евреев. То есть, даже евреи были вынуждены коллаборационировать с фашистами до непосредственного участия в Холокосте. Но это коллаборация на индивидуальном уровне, часто вынужденная, по принуждению. Были и целые нации-коллаборационисты, союзницы гитлеровской Германии: Италия, Венгрия, Румыния, Болгария, Франция (режим Виши), Норвегия, Словакия, Сербия и т.д.

Украинцы сотрудничали с фашистской Германией в несравненно меньшей степени, в том числе и по причине активного противодействия этому УПА. После провозглашения 30.06.1941 г. акта восстановления Украинского государства, поддержанного украинцами из батальона «Нахтигаль» под руководством Романа Шухевича и перехода на сторону УПА Волынской полиции немцы не доверяли украинцам и предпочитали не создавать украинские подразделения в полиции или вермахте.

На восточном фронте немцы сформировали многочисленные подразделения СС и вермахта из представителей различных народов СССР.

Среди них — две латышские дивизии СС, белорусский, эстонский, а также грузинский, армянский, азербайджанский, туркестанский легионы, калмыцкий кавалерийский корпус, литовские подразделения и проч.

Столь дразнящая для коммунистов, КГБистов и русских шовинистов дивизия СС «Галичина» была создана лишь в конце войны и насчитывала 13 тысяч человек. Тогда как в начале войны в 1941 году на стороне немцев, под российским триколором, двуглавым орлом и свастикой, воевало 300 тысяч россиян, а в 1944 году — не менее 800 тысяч, в том числе несколько подразделений СС.

Среди них: русская национальная бригада СС «Дружина», 29 и 30 русские гренадерские дивизии СС, добровольческий полк СС «Варяг», полк СС «Десна», дивизия «Русланд», 15 казачий корпус СС, Русский корпус и многие другие. В частности, 15 казачий корпус СС численностью 45-60тысяч «прославился» массовыми убийствами и изнасилованиями мирного населения в Хорватии.

Командующего Российской освободительной народной армии (29 гренадерская дивизия СС) бригаденфюрера СС Б. Каминского расстреляли фашисты за зверства его подчиненных над мирным польским населением при подавлении антифашистского восстания в Варшаве 1944 года. «Русская национальная бригада СС «Дружина» во главе с оберштурмбаннфюрером СС В.Гиль-Родионовым (бывшим подполковником советской армии) в 1943 году осуществляла карательные акции против красных партизан Беларуси.

Спалив несколько белорусских деревень, ее командующий приказал 3000 крестьян просить пощады «на литературном русском языке». Белорусы не знали русского, поэтому были расстреляны из пулеметов. Вскоре после этого российская бригада СС перешла на сторону партизан на условиях амнистии. Ее командир был награжден орденом Красного знамени и восстановлен в звании и в должности полковника Советской армии.

Многочисленным российским подразделением Вермахта была Российская освободительная армия (РОА) генерала-предателя А. Власова, численность которой (130 тысяч) десять раз превышающей состав дивизии «Галичина». Число же добровольных помощников немцев (так называемых «хиви»), которые служили в боевых частях Вермахта, а также в полиции, карательных подразделениях, военизированной охране, вспомогательных службах (водители, саперы, санитары, повара и др.) не подлежит точному учету и достигала нескольких сотен тысяч человек (от 300 до 600 тысяч).

Стоит упомянуть тесное сотрудничество Москвы с Гитлером по пакту Молотова-Риббентропа, масштабные поставки военных ресурсов Вермахту во время нападения немцев на Францию и Англию, согласованное с Гитлером расчленение Польши и совместный фашистско-советский парад по этому поводу в г. Брест и тому подобное. Так что не спешите каяться в грехах государственной измены, коллаборационизма с фашистами раньше бОльших грешников, которые в отличие от украинцев, не имевших собственного государства, такие государства имели и предавали их, сотрудничая с гитлеровцами в значительно больших, чем украинцы, масштабах.

Грех запрета УПА коллаборации с советами

На с. 89 книги Я. Грицак звучит вопрос: стоило или не стоило восставать УПА. Ведь жертвы ужасные — 150 тысяч человек, а вместе с депортированными членами семей — 450 тысяч (с.89). Тем более, что «своей цели получить украинское государство УПА не достигла». «А жертвование собственной жизнью не является… самым эффективным средством достижения политических целей. Чехи в ХХ веке не вели войн, однако получили независимость благодаря прагматичным рассчетам национальной элиты».

«Запретом на любую коллаборацию, в частности, на вступление сельской молодежи в комсомол, руководство УПА заблокировало движение вверх тем ребятам», которые бы возглавили независимую Украину после 1991 года. «Вместо погибать в героической борьбе» следовало «воспитывать в чувстве патриотизма своих нерожденных детей и внуков, работать в школах и университетах, писать статьи и книги и т.д.». Тогда бы «в 1960-70-х гг Украине расцвела плеядой ученых, художников, поэтов, режиссеров — ибо очевидно, что среди того», потерянного поколения «были незаурядные таланты» (с.90).

Таланты, несомненно были, но расцвели бы они в пользу украинцев, если бы вместо сопротивления оккупационному режиму пошли на коллаборационизм с ним? Сомневаюсь. Ведь история поставила контрольный эксперимент в Восточной Украине, где украинцы были лояльными к сталинской советской власти (даже столицу региона переименовали в Сталино), молодежь повально вступала в комсомол, через который «двигалась вверх» по советским карьерным ступеням.

А результат? Украина стала демографическим и финансовым донором «Великой России». Украинские «комсомольцы-добровольцы» строили ГЭСы на Енисее и Ангаре, поднимали целину, прокладывали БАМ, составили ядро Советской армии (которая успешно их русифицировала), воевавшей за «великую Россию» на острове Доманском, в Анголе, Афганистане и т.д.

В начале 1980-х гг райкомы комсомола Киева получали из Москвы разнарядки на комсомольцев-добровольцев на БАМ, которых они обязаны были отыскать среди киевской молодежи. А разве стали украинской элитой те, кто не погибли в Афганистане или не переселились в Тюмень, а остались в Украине? Они пополнили ряды колониальной администрации на землях московской провинции Малороссии, именуемой Советской Украиной.

Классическим представителем этого послевоенного поколение украинцев, что через комсомол достигло вершин власти в Украине, был Владимир Щербицкий. Он особо заботился о финансировании Украиной проектов освоения Сибири, в частности Тюмени и БАМа, и увеличением численности русских школ в Киеве, о чем с гордостью отчитывался перед Москвой на каждом съезде КПУ.

Вспоминается еще один представитель «украинской» элиты, воспитанной в СССР — нардеп Чародеев, который говорил: «Мой дед Чародей жил в селе на Черкасщине и говорил по-украински, а я теперь Чародеев, живу в городе и говорю по-русски». И нет числа Чародеев, Лысенко, Колесниченко, Бондаренко, Табачников, которые через комсомол стали «элитой» современной Украины.

Что до плеяды ученых, поэтов, музыкантов, то здесь уж уродило как никогда. Один бывший министр Толстоухов чего стоит: оратории с симфоническим оркестром, лирические стихи, гимны, песни в собственном исполнении, на государственную премию выдвинута и выданная за государственный же счет его фундаментальный труд «Харцызск: времена, события, люди» себестоимостью 350 грн за томик.

А вспомните последний опус, изданный под патронатом металлурга-историка-нардепа В. Зубанова, где известные художники Эль Греко и фон Блок фигурируют под именами «Ель Греко» и «Напрочь Блок».

Да и президент не отстает. Его свежая книга «Украина — страна возможностей» полна заимствований из произведений разных авторов от научных монографий до студенческих рефератов, конечно же, без ссылок на источники. Этот особенно популярный у современной украинской гос. элиты, очень продуктивный метод литературного творчества первым масштабно применил спикер украинского парламента В. Литвин, за что, видимо, получил высокое звание академика.

Оно и понятно. Если библейская заповедь «не укради» не действует в отношении материальных благ (а клептомания — определяющий, видовой признак нашей «элиты»), то почему она должна действовать на уровне духовных ценностей? Символично выглядит вдохновенное исполнение заместителем генерального прокурора Украины Ренатом Кузминым на белом рояле по Первому каналу государственного телевидения «Мурки» — гимна уголовного мира СССР.

Современная украинская государственная элита настолько талантлива, что диплом кандидата наук получает вместе с дипломом о высшем образовании (заместитель мэра Киева), а «проффесором» становится за четыре года после окончания магистратуры (президент Украины). Даром что путает Бабеля с Бебелем, Ахматову с Ахметовой, а генофонд с геноцидом.

Зато мы, оказывается, «благородного сословия», о чем красноречиво говорят и «тектоника движения», и «абрис, поворот головы», и даже сам Иосиф Кобзон с Ларисой Скорик. Как говорят: «господина видно по голенищам»… Эта новая «украинская элита» общается на русском, не признает голодомора 1933 года, ненавидит бандеровцев и оправдывает кровавый террор московского НКВД-МГБ в украинской Галиции. Как сказал поэт: «рабы, подножки, грязь Москвы…».

Так стоит тосковать, что из-за запрета Провода УПА «на коллаборационизм и вступление в комсомол» молодежь Галичины не могла карабкаться по советской карьерной лестнице, чтобы пополнить ряды таких вот руководящих кадров «независимой» Украины? Государственной элиты, воспитанной комсомолом и партией, сейчас предостаточно. К чему она довела Украину — известно.

Надеяться, что в отличие от Донбасса, в Галиции через комсомол и партию выросла бы другая, настоящая украинская элита не приходится. Прямое доказательство этому — известные ярые сторонники очередного «единения» с Россией коммунисты А. Мартынюк и А. Голуб, что родом из Западной Украины и попали в Верховную Раду со Львова.

Да и само «гамлетовское» «восстать иль не восстать» в конце статьи звучит странно, если учесть, что в ее начале сам автор признал, что волыняне и галичане пошли в «партизанку» потому, что на 1942 год «все возможности выживания вне вооруженного сопротивления уже исчерпаны» в условиях жесточайшего оккупационного режима (с. 69).

Напомню, что в Украине этот режим был самым кровавым в Европе. Поэтому украинские потери наибольшие во Второй мировой войне. На востоке страны население испытывало давления двух оккупантов (немцев и красных), а на западе трех (еще и поляков).

Оккупационный террор в Украине, особенно Западной, нельзя даже сравнивать с относительно мягким режимом в Западной Европе. Поэтому ссылки на Чехию или Францию, которые без вооруженных восстаний, но при массовом коллаборационизме с немцами не только выжили, но и сохранили независимость, по нашему мнению, научно некорректны.

Украинцы Галиции и Волыни в конце 1942 года были поставлены перед альтернативой не «коллаборационировать или восставать», а «умирать или восставать». Со вторым приходом советской власти ситуация для местного населения лишь ухудшилась. История не оставила западным украинцам альтернативы вооруженному сопротивлению.

Как известно, многочисленные польские восстания против оккупантов (русских и немцев) 1794, 1830, 1863, 1944 годов неизменно терпели поражение с большими потерями со стороны восставших. О сомнениях относительно целесообразности этих восстаний один известный поляк ответил, что в стратегическом плане они оправданы, поскольку Польша демонстрировала миру, что «Еще Польска не згинела». Может, стоит экстраполировать этот подход и на нашу историю национально-освободительной борьбы?

Победному восстанию Богдана Хмельницкого предшествовало несколько восстаний, закончившихся поражениями, но без них не было бы победы 1648 года. Без вооруженной борьбы за независимость1917-1921 годов не было бы Украинской Повстанческой армии.

УПА вдохновляло шестидесятников и национал-демократов 90-х, создавая почву и предпосылки современного независимого Украинского государства. Хотя «своей цели получить украинское государство УПА не достиг», ее героический пример цементирует национальное самосознание украинцев.

Из относительно благополучного настоящего нам следует осторожно и взвешенно оценивать такие трагически-героические страницы украинской истории как народные восстания против захватчиков, в том числе и воинов УПА. Они умирали не за бизнес, поместья или теплые кресла, а за нечто более ценное, к сожалению, непонятное многим их критикам.

«Це люди на сталь перекуті в огні, Це люди як брили камінні», живших в «добу жорстоку, як вовчиця», — писал о них украинский националист А. Кандыба-Ольжич. Однако, что нам мысль замученного в Заксенхаузене, но не сломанного гестапо проводника ОУН! У нас высокие требования…

Не так они, видите ли, гибли, как следовало умирать! Разумнее было бы вообще коллаборационировать со всеми оккупантами, которые вторгались в Украину, заявляют из своих теплых и безопасных квартир слишком требовательные к своим героическим предкам прагматичные потомки.

«В конце концов, разве так важно, под каким флагом грабить свою страну?», — удивляются непрактичности своих предков «славных прадедов великих правнуки поганые». Это уже безотносительно к сборнику статей Ярослава Грицака, других профессиональных историков, обладающих фактами и методиками исторических исследований, а значит — имеющих право как специалисты на критический анализ тех героических, на мой взгляд, событий.

Что же касается шумного хора разнообразных профессиональных украинофобов(коммунистов, шовинистов, КГБистов т.п.) и солидарных с ними по молодости, незнанию или просто «по врожденным недоумию» некоторых представителей властной «элиты» и простых селян, которые упражняются в ругани в адрес УПА, уместно напомнить слова Тараса Шевченко из «Холодного Яра».

Они обращены к известному историку Малороссии XIX века А. А. Скальковскому, который имел неосторожность пренебрежительно высказаться о героях другого народного восстания — Колиивщины:

«…Дурний шию підставляє
І не знає за що!
Та ще й Гонту зневажає,
Ледаче ледащо!
„Гайдамаки не воины —
Разбойники, воры.
Пятно в нашей истории…“
Брешеш, людоморе!
За святую правду-волю
Разбойник не стане,
Не розкує закований
У ваші кайдани
Народ темний, не заріже
Лукавого сина,
Не розіб‘є живе серце
За свою країну.
Ви — розбійники неситі,
Голодні ворони.
По якому правдивому,
Святому закону
І землею, всім даною,
І сердешним людом
Торгуєте? Стережіться ж,
Бо лихо вам буде,
Тяжке лихо!.. Дуріть дітей
І брата сліпого,
Дуріть себе, чужих людей,
Та не дуріть бога.
Бо в день радості над вами
Розпадеться кара.
І повіє огонь новий
З Холодного Яру.»

Лучше не скажешь о ситуации в «независимой» Украине. Может резковато, так сказать, неакадемично в отношении некоторых интерпретаций украинской истории. Зато верно. Да и слов из песни не выкинешь.

Автор: Леонид Зализняк, доктор исторических наук, профессор; руководитель магистерской программы «Археология и древняя история Украины» Национального университета «Киево-Могилянская академия»

Опубликовано в издании «Історична правда» 

Перевод«Аргумент»


Воины УПА умирали не за бизнес, поместья или теплые кресла, а за нечто более ценное, к сожалению, непонятное многим их критикам. За что не пойдет на с

Источник: О грехах, в которых обвиняют УПА | АРГУМЕНТ

Реклама