Эпизод Большой Северной войны 1700-1721 годов: уничтожение столицы Гетманского государства Батурина московскими войсками под руководством Александра Меншикова.

После разгрома войсками шведского короля Карла XII Саксонии и отречение саксонским курфюрстом Фридрихом Августом от польского престола (правил как Август II) перед Карлом оставался последний из его противников в войне, Московское государство. Поскольку московский царь Петр І настаивал на удержании захваченной в начале войны Ингерманландии, где он начал строить свою новую столицу, Санкт-Петербург, Карл поставил целью встретиться с войском Петра І в генеральном сражении, разгромить и положить конец московской агрессии против Швеции.

Петр І тем временем прибег к тактике «выжженной земли», избегая решительного столкновения. К такому плану ведения военной кампании против шведов Петр окончательно склонился во время пребывания в Жовкве с декабря 1706-го по апрель 1707 года. В апреле 1707 года в Жовкве состоялась встреча гетмана Ивана Мазепы с царем, так что гетман был хорошо знаком с этим планом и знал, что грозит тем местам, на которых будут вестись боевые действия против войска короля Карла.

План Петра привел к неожиданному для его автора результату. Выход из стратегического тупика шведский король увидел в до этого вяло текущих переговорах с гетманом Мазепой о переходе последнего на сторону Швеции. В октябре 1708 года шведское войско, которое до того вело боевые действия на границе Великого Княжества Литовского и Московского государства, внезапным маршем двинулось на юг, к Гетманщине. Карл имел целью воспользоваться запасами провизии, накопленными Мазепой в городах Гетманщины, и особенно в своей столице, Батурине, а также включить в свое войско якобы обещанные Мазепой 30 тысяч казаков. Такое развитие событий было полной неожиданностью для гетмана.

План о взаимопонимании со шведами держался в глубокой тайне, Гетманщина готовилась к отпору наступления шведов, с которыми казаки воевали уже восемь лет. Семь из десяти казачьих полков воевали против шведов и союзных им войск нового польского короля Станислава Лещинского за пределами Гетманщины. С учетом непосредственно подчиненных Мазепе 3 компанейских и 4 сердюцких полков он мог, как считается, непосредственно рассчитывать примерно на 7000 войска.

24 октября (4 ноября) 1708 года шведское войско подошло к Новгороду Северскому на Десне, и в тот же день гетман с отрядом в 4 или 5 тысяч казаков отправился на соединение с Карлом. В Батурине осталась 2-3-тысячный гарнизон (некоторые исследователи оценивают его размер до 8 тысяч), состоящий из казаков 2-4 (по разным данным) сердюцких полков, а также части казаков Миргородского, Прилуцкого и Лубенского полков. Во главе гарнизона гетман поставил сердюцкого полковника Дмитрия Чечеля, его заместителем есаула артиллерии Фридриха фон Кенигсека.

2016 08 03 halushka2

Батуринская крепость, современная реконструкция

Батуринская крепость состояла из небольшой цитадели и дерево-земляных укреплений, окружавших город: стены со рвом и шести башен-бастионов. На стенах стояло до 70 орудий. Городские магазины хранили большие запасы зерна, амуниции, пороха. Население Батурина (вместе с пригородами) достигало 3-4 тысяч (наибольшая оценка — до 7-8 тысяч), также в город на защиту наверняка сошлись жители окружающих сел. Трое городских ворот были заблокированы (засыпаны землей), незаблокированными остались ворота со стороны р. Сейм. Трудно с уверенностью сказать, насколько хорошим было состояние крепости, потому что Мазепу обвиняли (в том числе в доносе Кочубея и Искры) в том, что он умышленно держит укрепления Батурина в плохом состоянии.

25 или 26 октября (5 или 6 ноября) Меньшиков с небольшим отрядом прибыл в Батурин и предложил Чечелю усилить гарнизон московским войском, но получил отказ и узнал, что гетмана в Батурине нету. Меншиков оставил часть конницы наблюдать за городом, а сам вернулся к мoсковському войску, которое защищало рубеж Десны, с которым был сам царь Петр. По дороге Меншиков узнал от казаков, покинувших Мазепу, о его планах — что гетман перешел к шведам. 28 октября (8 ноября) царь Петр издал манифест об «измене Мазепы» и приказал Меншикову занять Батурин.

31 октября (11 ноября) 1708 года Меншиков во главе 14 драгунских и нескольких пехотных полков (вместе 15-20 тысяч войска — российские исследователи иногдая занижают количество московского войска до 6 тысяч) подошел к р.Сейм напротив Батурина, но переправа через Сейм была разобрана. В тот же день шведскому войску удалось захватить плацдарм на южном берегу Десны, и армия Карла XII начала переправу, оттесняя московское войско. В ночь на 1 (12) ноября в Батурин пробрался гонец от гетмана с вестью, что шведы скоро прибудут. В тот же день царь Петр написал в письме к Меншикову, чтобы тот, если есть возможность, «заканчивал» с Батурином, а если нет, то чтобы отступал, потому что шведы уже в 4 милях от города. Меншиков принял решение во что бы то ни стало взять Батурин.

Точный ход событий сейчас установить трудно. Не сохранилось официального описания с московской стороны (русский исследователь В. Артамонов нашел в шведском архиве описание, которое он считает составленным по воспоминаниям Меншикова для официальной истории войны, но по неизвестной причине не вошедшее в нее), а упоминания в других источниках или отрывочны и неполны, или более поздние. Точно известно, что 2 (13) ноября царь Петр уже получил от Меншикова сообщение о взятии Батурина якобы малыми усилиями, и по тону его ответов Меншикову ясно, что это огромная и приятная неожиданность.

Такой же, но неприятной, неожиданностью падение Батурина стало для шведов и для гетмана, и тогда же возник слух (сохранен в дневнике протестантского священника из Венгрии Даниэля Крмана, путешествовавшего со шведским войском), что Батурин был взят из-за измены «гетманского слуги». Гораздо позднее «Історія Русів» обвиняет в измене приказного Прилуцкого полковника Ивана Носа, который якобы через слугу передал Меншикову известие о тайном ходе в крепость. Кроме того, казаки Прилуцкого полка якобы умышленно стреляли поверх голов нападавших. Нос был вскоре награжден царским указом «за верность», но больше упоминаний о его «предательстве» не найдено. Тоже нет упоминаний, что победители помиловали якобы помогших им прилуцких казаков.

Между тем уже упоминавшееся описание штурма Батурина говорит о том, что днем 1 (12) ноября Меншиков приказал поставить пушки (по штату 14 драгунских полков имели вместе 28 полевых орудий и 28 мортир, пехотные полки также имели свою артиллерию) напротив городских стен (вероятно, напротив Конотопских ворот) для пробития бреши. Защитники отвечали пушечным огнем, от которого начались пожары в пригородах. Есть и другие свидетельства, подтверждающие, что штурм был 1 (12) ноября, хотя они и не согласуются в том, был ли он отбит (например, «Історія Русів») или достиг успеха (эпизод истории Большой Северной войны, составленный Даниэлем Дефо и записанный по воспоминаниям английского офицера, служившего наемником в московском войске).

Описание из шведского архива утверждает, что Батурин был взят во время второго штурма в ночь на 2 (13) ноября, ударом со стороны незаблокированных ворот, выходивших на Сейм, тогда как защитники бросились отбивать демонстрационную атаку с противоположной стороны крепости. В начале атаки есаул Кенигсек был тяжело ранен и не мог организовать отпор. По многим свидетельствам, штурм и взятие Батурина заняли два часа.

Весь гарнизон, попавший в плен, был казнена на месте, за исключением старшин, которых казнили в других городах после пыток, в том числе смертельно раненого Кенигсека (хотя иногда указывается, что он умер от ран). О потерях нападавших точно неизвестно: письма цара Петра говорят о том, что Батурин был взят «легко»; в то же время шведская листовка 1708 говорит о том, что Меншиков потерял 2 тысячи войска. Поведение нападающих в стенах крепости скорее свидетельствует о тяжелом штурме и сильных потерях, за которые солдаты хотели отомстить каждому, кто попался под руку.

2016 08 03 halushka3

Памятный крест «жертвам трагедии 1708 года» в Батурине

Батурин во время штурма было жестоко разорен. Московские солдаты дорвались до запасов вина и устроили резню жителей города, о которой пишут тогдашние летописи (Лизогубовская, Черниговская, Могилевская). Части гарнизона (по некоторым сообщениям до 1000 казаков, включая коменданта Чечеля — позже выданного на пытки и казнь его кумом, у которого он попросил убежища переночевать) и жителей удалось убежать, хотя есть упоминания о том, что многие люди утонули, переправляясь через Сейм.

Лизогубовская летопись утверждает, что Меншиков бы приказал послать «вытрубление» (то есть сигнал трубами) «престать от кровопролития», и каким-то мирным жителям дал письменный приказ, чтобы его солдаты не трогали их. В то же время летопись указывает, что эти приказы Меншикова были попраны пьяными солдатами, и жители боялись выходить из своих тайников в домах и подвалах, где большое количество задохнулось от дыма пожаров, начавшихся в городе.

Исследователи, анализируя описание Батурина 1726 года, сделали вывод, что из около 1000 дворов, бывших в городе перед погромом, примерно через 20 лет уцелело 40% (но в этих семьях тоже наверняка были убитые во время штурма). Точное количество погибших установить нельзя, но даже минимальная оценка погибших мирных жителей не может быть ниже 2 тысяч, а наверное было больше, и включала женщин, детей, стариков. Археологические раскопки Батурина обнаружили значительное количество человеческих останков разного возраста и пола со следами насильственной смерти, и следы большого пожара в слое, который соответствует началу ХVIII века.

Победа в Батурине была получена Меншиковым очень вовремя, потому что 3 (14) ноября 1708 года все шведское войско переправилось через Десну. Царь Петр написал Меншикову поступить по своему усмотрению: защищать Батурин, если есть такая возможность, или сжечь, если возможности нет. В другом письме царь приказал сжечь город в знак наказания за оказанное сопротивление. Поскольку Батурин уже пострадал во время штурма (и, возможно, не был в хорошем состоянии еще перед штурмом), Меншиков приказал сжечь весь город, вывезя перед тем архив и сокровища Мазепы, сорок пушек (другие были взорваны) и амуницию и порох, которые можно было забрать.

 2016 08 03 halushka4

“Резня в Батурине”. Андрей Ивахненко, 2000 г. Из фондов НИКЗ «Гетманская столица»

Известия о побоище в Батурине, особенно об истреблении мирных жителей, с женщинами и детьми включительно, широко распространились как в Украине, так и за ее пределами. Гетман Мазепа уже 8 (19) ноября 1708 года воочию увидел, во что превратилась его столица. «Черниговская летопись» пишет: «ревностно плакал по Батурину Мазепа», и почти такими же словами говорил на допросе схваченный в плен казацкий сотник Корней Савин: «Мазепа, видя, что Батурин разорен, зело плакал».

Описания уничтоженного Батурина сохранили в своих письмах или дневниках многочисленные очевидцы из шведской армии. Мазепа приводил судьбу Батурина как пример московских преступлений против Украины в своих обращениях к народу, причем новоизбранный гетман Скоропадский был вынужден прямо опровергать эти обвинения Мазепы в собственных воззваниях. Польские газеты почти сразу написали о жестоких муках, которым московское войско подвергло мирных жителей, но здесь трудно отделить правду от фантазий.

Даже если батуринская резня и не была спланирована заранее, царь Петр охотно воспользовался ею, потому что в его письмах к комендантам других украинских гарнизонов обязательно упоминается судьба Батурина как таковая, что ждет и тех, кто будет чинить сопротивление московскому войску.

Мнение, что взятие Батурина предопределило неудачу похода шведской армии Карла XII на Московское царство, вряд ли верно. Хотя хлеб и амуниция, заготовленные в Батурине, и облегчили бы положение шведов во время необычно суровой зимы 1708-09 годов, они бы никак не приблизили стратегическую цель Карла разгромить московское войско в генеральном сражении. Фактически уничтожение Батурина стало еще одним, пусть и трагическим, эпизодом «стратегии выжженной земли», примененной царем Петром в войне со Швецией.

Трагедия Батурина была политизирована, как указано, с момента самого события. Оценки ее расходятся даже более чем через 300 лет после нее, когда российские авторы всячески пытаются или приуменьшить ее масштаб, или оправдать действия московского войска. С другой стороны, нередко можно найти украинские книги или статьи, где Батурин называется примером «геноцида», и где приводятся завышенные оценки жертв и некритически повторяются свидетельства поздних или подозрительных источников о трагедии.

Андрей Галушка, независимый исследователь, Лондон, опубликовано на сайте

Статья написана для Енциклопедії  Історії  України

Литература

  1. В. Артамонов, К. Кочегаров, И. Курукин, «Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 г.», М., 2008.
  2. А. М. Лазаревскій. «Историческій очеркъ Батурина», в «Чтенія въ историческомъ обществѣ Нестора лѣтописца.» — К., 1892. — Кн. VI. — Отд. II. — с. 105-122.
  3. Теодор Мацьків. «Гетьман Іван Мазепа в західньоевропейських джерелах 1687—1709», видання друге, доповнене, Київ • Полтава 1995
  4. Олександер Оглоблин, «Гетьман Іван Мазепа та його доба», Друге доповнене видання, Нью-Йорк • Київ • Львів • Париж • Торонто, 2001
  5. С.Павленко, «Загибель Батурина 2 листопада 1708 р.», К., 2007
  6. Сборникъ лѣтописей, относящихся къ исторіи Южной и Западной Руси, изданный коммиссіею для разбора древнихъ актовъ, состоящей при Кіевскомъ, Подольскомъ и Волынскомъ Генералъ-Губернаторѣ. К., 1888.
  7. Чернігівський літопис. Підготовка до друку, передмова і коментар Ю. Мицика в «Сіверянський літопис» — 1996. — №4 (10). — С. 105-122.
  8. V.Kovalenko, “The rape of Baturyn: The Archeological Evidence”, in S.Plokhy (ed.), “Poltava 1709: The Battle and the Myth”, Harvard University Press, 2012, pp.37-78.

    Кто ответит за Батурин?

    Меньше чем через год Украина будет отмечать 300-летие Батуринской трагедии, когда русский воинский корпус под руководством князя Меньшикова коварно ворвался в гетманскую столицу Батурин и жестоко расправился с его защитниками.И, несмотря на то, что до упомянутого юбилея, как отмечалось, осталось немного меньше года, Батурин уже оказался в центре внимания не только историков, но и политиков, государственных деятелей, общественности.

    Существует несколько причин, которые актуализируют тему Батурина как исторического феномена, который имеет прямое отношение к настоящему.

    Во-первых, почти триста лет тому назад, вследствие разгрома украинских войск в Батурине была кардинально изменена общественно-политическая ситуация в Украине, в частности начался процесс ее перехода под тотальное политическое и воинское влияние России и уничтожение элиты, способной возглавить национально-освободительное движение.

    Во-вторых, отмечание очередной годовщины трагедии в Батурине корреспондируется с намерениями Российской Федерации на высоком государственном уровне отметить 300-летие Полтавской битвы, которая, фактически, положила конец «самостийныцькым» стремлениям гетмана Украины Ивана Мазепы.

    В-третьих, Батурин в отечественной истории занимает особое место, а затем долголетнее замалчивание этого исторического факта закономерно усилило к нему внимание, прежде всего со стороны самих украинцев.

    Сегодня о трагической истории Батурина знает немало людей, но на правительственном уровне вопрос восстановления бывшей гетманской столицы прозвучал только в 2002 году: тогдашнее правительство под руководством Анатолия Кинаха одобрило постановление «Об утверждении Комплексной программы сохранения памятников Государственного историко-культурного заповедника «Гетманская столица» и развития социальной и инженерно-транспортной инфраструктуры Батурина».

    В 2003 году, находясь на Черниговщине, тогдашний главный оппозиционер страны Виктор Ющенко заострил внимание на теме Батурина. Он в частности заявил, что аморально то, «что до сих пор нет ни одного памятника невинно убиенным».

    «Для меня Батуринская трагедия созвучна с Голодомором 30-х. У нации есть выбор: помнить исторические трагедии и осознавать их уроки, или снова их переживать. Будущие поколения будут вынуждены расплачиваться за нынешнее духовное увечье. Возрождение Батурина — наш гражданский долг», – подчеркнул Ющенко.

    В октябре прошлого года Ющенко в статусе президента провел в Батурине заседание по вопросам возрождения заповедника «Гетманская столица». В совещании принимали участие известные олигархи, которые согласились предоставить финансовую помощь в реализации этого историко-культурного проекта.

    В ходе совещания отмечалось, что «впервые в истории Украины Батурин стал примером синергетического эффекта реализации государственной инициативы при поддержке национального бизнеса».

    Уже в ноябре этого года глава государства снова посетил  Батурин и констатировал, что реставрационные работы в заповеднике должны быть завершены до октября 2008 года, когда будет отмечаться 300-летие Батуринской трагедии.

    «Октябрь 2008 года – это точка в том, чтобы данный объект был завершен в восстановлении, реконструкции, чтобы была приведена в порядок близлежащая территория», – подчеркнул Ющенко.

    Более того, отмечая важность завершения реконструкции дворца Розумовского – центрального сооружения заповедника, – президент сообщил, что в недавнем разговоре с премьер-министром Виктором Януковичем он получил от него информацию о готовности правительства взять на себя «полную ответственность» за своевременное финансирование определенных в соответствующем национальном плане объемов работы.

    Такое внимание высших руководителей государства и отечественных бизнесменов к возрождению заповедника в Батурине дает основания надеяться, что рано или поздно необходимые реставрационные и реконструкционные работы завершатся и бывшая гетманская столица будет воскрешена.

    Но возрождением историко-культурного заповедника не исчерпывается проблематика самого Батурина.

    Сегодня необходимо осмыслить исторические события, связанные с гетманской столицей, ведь именно они имели, имеют и еще долго будут иметь большое значение для Украины, для утверждения ее национальной государственности.

    В связи с этим вспомним некоторые исторические факты. Прежде всего, следует отметить, что Батурин вошел в историю Украины не только и не столько потому, что на его территории размещалась резиденция гетмана Ивана Мазепы, лидера украинских казаков, одного из самых влиятельных политиков имперской России и Западной Европы.

    В начале ноября 1708 года в Батурине русскими оккупационными войсками была содеяна массовая резня украинского населения, которую официальная Москва трактовала, как месть за намерение гетмана И.Мазепы стать на сторону шведского короля Карла ХІІ и таким образом продолжить борьбу за независимость Украины.

    Напомним, что в ночь с 1 на 2 ноября 1708 года, вследствие измены прилукского полковника Ивана Носа, московские солдаты ворвались в Батурин. Местные жители сражались геройски.

    Но силы были неравными и очень скоро русские войска перешли на грабежи, поджоги и расправы с непокорными. В Батурине против его оборонцев была применена тактика «выжженной земли».

    С целью подавления любого сопротивления князь Меньшиков распорядился никого не щадить и убивать женщин, стариков и детей. Автор «Истории Руссов» писал: » Вибив усіх їх до ноги, не милуючи ні статі, ні віку, ні самих найменших немовлят».

    Резня продолжалась два дня.После этого трупы казаков привязали к доскам и пустили по речке Сейм, чтобы весть о гибели Батурина они подали другим. Захваченного в битве организатора обороны Дмитрия Чечеля привезли в Глухов и колесовали перед Петром І.

    Один из исследователей украинско-московской войны 1708-1709 годов, известный историк, профессор Александр Оглоблин в своей работе «Гетман Иван Мазепа и его век» трагедию Батурина называет «московским террором», в результате которого были уничтожены все государственные учреждения, в том числе Дворец Гетмана, 28 построенных Иваном Мазепой церквей, уникальную библиотеку и «коллекцию оружия, равную которой нелегко было найти в целой Европе».

    Современный исследователь истории Украины Сергей Павленко в монографии «Гибель Батурина» отмечает, что жертвами погрома 2 ноября 1708 года в Батурине стали 6-7,5 тысяч мирных граждан, 5-6,5 тысяч военных, а вместе 11-14 тысяч батуринцев, сердюков и казаков.

    Но  преступления, совершенные россиянами, массовыми расправами над мирным населением в Батурине не закончились. Очень быстро волна московского террора захлестнула всю северную Украину.

    Историк Наталия Полянская-Василенко так описывает этот период: » Жах ширився по містах і селах, населення яких поспішало засвідчити перед московським урядом свою лояльність. Прихильників Мазепи чекали кари, заслання, конфіскація майна, яка поширювалася і на їхніх родичів.

    А тих, хто робив доноси, нагороджувано чинами, маєтками, конфіскованими у жертв. Глибока деморалізація охопила Україну, де кожний тремтів за своє життя…»

    Уже упоминавшийся Павленко отмечает: «По подсчетам современника и хрониста Петра І Петра Крекшина на протяжении ноября 1708 – июля 1709 гг. в Украине «зрадників до 30 тисяч вирубано «.

    Бойня в Батурине и дальнейшие репрессии против украинцев вызвали значительный общественный резонанс в Европе. Местные газеты пестрели заголовками: «Страшная резня», «Женщины и дети на остриях сабель».

    В одной из статей читаем: » Усі мешканці Батурина без огляду на вік і стать вирізані, як наказують нелюдські звичаї москалів «, «Вся Україна купається в крові. Меншиков уживає засобів московського варварства «.

    Таким образом, можно сделать, по крайней мере, два вывода.

    Первый: в Батурине с помощью русского оружия и репрессий на некоторое время было подавлено волю украинского народа к независимости, то есть построению суверенного национального государства.

    Второй: количество жертв и жестокость, с которой русская власть наказывала «мазепинцев», достигают масштабов «гуманитарной» катастрофы.

    В последнее время практика взаимоотношений между современными европейскими государствами предусматривает урегулирование вопросов, связанных с разным трактованием тех или других исторических явлений.

    Скажем, не так давно Украина и Польша фактически «определились» относительно событий на Волыни в 1943 году во время украинского-польского противостояния.

    Без сомнения,  украинский взгляд на события  ноября 1709 года отличается от русского, а потому в контексте отмечания 300-летия трагедии Батурина и Полтавской битвы существует необходимость урегулировать спорные вопросы.

    Один из них – «гуманитарная» катастрофа, возникшая в результате жестоких действий русской армии относительно мирного украинского населения. Другими словами, пришло время ответить за Батурин.

    Очевидно, что путь к «согласию» в этом вопросе будет не простым. Но Украина может пройти его достойно: достойно почтить память погибших и отстоять свою честь во время разных «юбилеев», которые в скором времени будет отмечать Россия.

    Богдан Червак

    Кто ответит за Батурин? | Украинская правда
    http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2007/12/3/4428567/

Реклама