Елена Васильева, российский общественный деятель, представитель правления общероссийской организации «Забытый полк» и член «Гражданского фронта». В 2014 году организовала и возглавила проект «Груз 200 из Украины в Россию», цель которого идентифицировать российских граждан, погибших в ходе конфликта на Донбассе. В эксклюзивном интервью для УКМЦ, Елена Васильева рассказывает о том, как и почему она решила создать проект, каким образом он функционирует, как меняется отношение у россиян к конфликту на Донбассе и как этот конфликт должен закончиться.
— Как возникла идея проекта «Груз 200 из Украины в России»? Какой была реакция российского общества вообще и российских военных, в частности?

— В России в свое время существовала передача «Забытый полк», в которой рассказывалось о ветеранах Афганистана, в том числе, о людях, которые пропали без вести. После того, как эту передачу запретили на телеканалах, мы создали вот эту самую гражданскую организацию «Забытый полк». В нее вошли ветераны Афганистана, Чечни и различных подразделений, которые побывали в горячих точках по всему миру. По сути, наша организация является протестной, мы понимаем, что вся система Путина преступна, в том числе аннексия Крыма и разжигание конфликта на Донбассе. Это – преступление по отношению к Украине.

После начала боевых действий на Донбассе, я получила информацию о том, что с Украину в Россию стали приходить «Груз 200». Для тех, кто не знает, термин «Груз 200» обозначает убитых в вооружённом конфликте на территории другого государства, чьи тела привозят домой для похорон. Я стала изучать подробности и увидела в списке убитых сначала 500 человек, затем 1000, затем 2000… Я стала проверять информацию и нашла подтверждение этим цифрам. Тогда-то у меня и родилась идея создать группу на Фейсбуке «Груз 200 из Украины в Россию». Со временем, эта группа переросла в организацию. У нас есть наш сайт, на котором мы и публикуем списки.

Сначала мне очень помогли журналисты, в том числе украинские, которые стали распространять информацию о нашей деятельности. Таким образом, наша организация стала известна и в Украине и в России. Поскольку в России меня все хорошо знают, особенно в воинских частях стали говорить о проекте, транслировать в интернете и передавать друг другу на флешках мои выступления. И это сработало как контрпропаганда на фоне всеобщей истерии, вызванной событиями в Украине. Именно благодаря нашей информации, у многих военных открылись глаза, они стали понимать, что могут не вернуться с Украины и стали расторгать контракты.

Разумеется, когда мы стали работать, на нас посыпались обвинения во лжи, дескать «российских военных на территории Украины нет». А совсем недавно, в российских медиа уже официально появилась информация о том, что более 4 000 российских военных были награждены медалями и орденами за участие в боевых действиях на Донбассе.
Я уверена, что работа организации «Груз 200» очень важна. Мы собираем все эти данные для международного суда, который будет рассматривать преступления Путина.

— Каким образом вы составляете списки и разыскиваете погибших?

— Это непростой процесс. Официально, эти списки нельзя публиковать: действует указ Путина о засекречивании военных потерь в мирное время. Как только российские наемники либо военные пересекают территорию, они больше не используют свои имена. У них остаются только позывные.

С одной стороны, мы находим информацию о погибших в открытом доступе: эту информацию публикуют либо родственники и друзья, либо сепаратисты, либо украинские военные. Получаем много запросов от людей, которые просят разыскать их родственников. Разумеется, информация в открытом доступе очень часто бывает неверная. Поэтому мы все тщательно проверяем. Многие проходят под чужими фамилиями. Бывает, ищем одного человека, а потом пишут его родственники и рассказывают, что у этого человека совсем другие имя и фамилия. У меня, практически в каждом городе России, есть друзья, которых я прошу проверять информацию, действительно ли есть такая семья и такие люди.

С другой стороны, мне очень помогают волонтеры в Донецке, в Луганске и других городах на оккупированных территориях, которые передают мне информацию о раненных, погибших, находят могилы.
Сейчас работать стало еще сложнее. Все тела скрывают. В 2014 практически все тела вывозились в Россию. С 2015 года их стали хоронить на Донбассе Например, наши волонтеры отыскали под Донецком четырех русских военных, награжденных званием Героя России. Огромное количество тел не хоронят, а просто сбрасывают в шахты. Сбрасывают и тяжелораненых.

Мы получили немало свидетельств о том, что на Донбассе действуют черные трансплантологи. И не только на Донбассе, но и в России, в частности, в районе Ростова. Было несколько истории. Например, ко мне обратилась женщина, муж которой воевал на Донбассе. Мы нашли его, он был тяжело ранен, у него был перебит позвоночник и его вывозили в Россию. Люди, которые сопровождали его, писали мне : «вот мы доехали до такой точки, потом до следующей, мы привезли его в ростовский госпиталь». Я передала эту информацию его жене, она поехала в ростовский госпиталь, но пока она ехала, его уже успели вывезти из госпиталя. Как нам сообщили, в госпиталь в Санкт-Петербурге. Но туда он не доехал. Просто попал по дороге. Мы так его и не нашли. Похожие истории происходят в Волгограде. К счастью, в этом городе у меня есть очень хорошие друзья, в частности, имеющие отношение к военному госпиталю. Они мне рассказывали, что там происходят непонятные вещи. Вот привозят раненных с Ростова ( все понимают, что с Донбасса, но говорить об этом вслух нельзя), им оказывают помощь, все идет нормально, а потом эти люди неожиданно умирают. Врачи сами не знают, почему. Начинали опрашивать санитаров, которые вывозят тела, они говорят: «Тело было все разрезано». Как оно может быть разрезано, если его еще не довезли до морга? Понимаете, когда я слушаю эти истории, мне становится реально страшно за мою страну.

— Есть ли у вас данные о количестве человек, погибших на Донбассе. Речь идет только о кадровых военных или, вообще, о российских гражданах?

Я обновляю списки раз в месяц. На сегодняшний день (1 сентября 2016), в списке из абсолютно подтвержденных людей (подтверждены имя, фамилия, место гибели, место захоронения) есть 2661 имен. Кроме того, есть еще не менее 1000 человек, информация о которых до конца не подтверждена и данные о новых людях продолжают поступать. ТО есть, я с точностью могу сказать, что через 2-3 месяца в этом списке будут не менее 4000 человек.
По военной статистике, это – одна десятая, от количества тех, кто воюет. Хочу заметить, что мы ведем учет не только кадровых военных, но и добровольцев, журналистов, медиков. В отдельном списке находятся люди с неподтвержденным гражданством. Кроме того, есть список людей, о которых нет полных данных.

— Сколько человек участвует в этом проекте?

-У меня очень много помощников. В первую очередь, это представители Российского антивоенного движения (РАД). Мы с Борисом Немцовым писали доклад о вторжении российской армии «Потери российской армии на востоке Украины 2014-2015» в этом докладе подробно расписаны все потери и работа нашей организации. И в этом докладе, я подробно описываю то, как российские и украинские журналисты и волонтеры помогали искать эту правду. После смерти Немцова, мне удалось дописать этот доклад, он официально опубликован в Германии и его можно купить. Ему присвоен официальный код и он может быть использован в качестве доказательства российской агрессии.

— Существует ли в России понимание того, что на самом деле происходит в Украине?

— Есть понимание в первую очередь у оппозиции, причем, не только у демократической оппозиции, но и среди националистов, среди которых оказались абсолютно адекватные люди.

Что касается простых людей, у многих понимание пришло с повышением цен, работы нет, в школах оставили 4 предмета, а остальные все платные. Люди сейчас озлобленные и обнищавшие по кухням сидят. А тут еще и война, на которую нужно платить налоги. Вы знаете, что делают наши активисты? Сейчас по всей России в подъездах вывешивают списки должников за коммунальные услуги. И наши активисты ходят по подъездам и пишут прямо на этих же списках: «Я оплатил квартплату и эти деньги пойдут на войну на Донбассе, на убийства в Сирии». Это заставляет людей задумываться.

Кроме того, в Россию возвращаться те, кто поехал воевать за «Новороссию». Почему многие поехали в Украину? Спасти украинцев, спасти украинских детей, которых убивают. Но теперь, те кто приезжают на Донбасс и видят всю правду, мародерство, пьянство, когда понимают, что это не строительство Новороссии, а разграбление региона, они возвращаются и рассказывают правду, хотя бы и у себя на кухнях. Надо понимать, что россияне не слушают украинцев, они слушают россиян. Поэтому так важна работа «Груза 200». Когда в маленький городок приходит груз-200, то об этом все узнают очень быстро.

Какая реакция родственников на информацию о том, что их близкий человек воевал и погиб в Украине?

— Сначала им все равно, они переживают свое горе. Затем начинают искать информацию о том, кто еще погиб. И у них начинается ненависть, но не к Украине, а к тем, кто об этом не говорит. На самом деле, матери уже давно готовы выйти на протест. Многие ведь не знают, что их близкие воюют на Донбассе.
Как еще действует российская власть? Когда человек подписывает контракт в армию, он попутно пишет еще одну бумагу: заявление на увольнение. Но дату не ставит. И если он погибает, его командир просто ставит дату задним числом.

— В чем заключаются трудности вашей работы?

— В начале 2015 года я помогала депутатам польского сейма организовать целую череду встреч с освобождёнными украинскими военнопленными, которые свидетельствовали о пытках, которые они перенесли в плену. После этого, поляки и Amnesty International предлагали организовать мне поездку в Гаагу, чтобы я могла помочь в сборе доказательств российской агрессии на востоке Украины. Но против меня была организована огромная провокация, было сделано все, чтобы меня туда не пустить. Меня обвиняли чуть ли не в торговле трупами и рабами. В результате возникшего скандала, я не могла поехать. Те, кто организовывал эти провокации, четко работал на руку Путину.

Кроме этого, к сожалению, в Украине из властных структур никто не поддержал этот способ информационной войны. У меня даже было запланировано несколько встреч с Порошенко, но меня к нему просто не пустили. А ведь можно было бы создать настоящий центр организации «Груз 200». Кроме того, мы стали получать интереснейшую информацию про украинских военнопленных. Кроме всего прочего, информация о потерях российской армии важна и для украинских солдат. Им нужно понимать, какой урон они нанесли российским войскам, понимать, что они не зря воюют, не зря жертвуют своими жизнями.
Есть и технические проблемы: я постоянно страдаю от хакерских атак. У меня сломался третий компьютер.

— Вы упоминали об украинских военнопленных. Много говорят о том, что их вывозят в Россию, в частности, на Кавказ, где их продают, как рабов. Могли бы вы прокомментировать эти слухи?

— К сожалению, мне приходится восстанавливать жесткий диск, на котором записаны все карты тех мест в России, где содержат украинских военнопленных. Этих мест очень много. Например, одна из перевалочных баз была в Майкопе (Краснодарский край). В начале 2015 года мне стали писать русские, которые находились в этих лагерях. Они называли мне имена или, если не знали имен, описывали мне этих ребят. Многие из них считались погибшими в Украине, их семьям уже выдали тела. Тогда я стала отправлять этим русским фотографии нескольких людей, среди которых была фотографии и тех украинских солдат, о которых они говорили. И они указывали именно на фотографии тех ребят, которые считались погибшими.
И мы продолжаем разыскивать украинских военнопленных. Мы находили их в Ростове ,в Курске, даже на Сахалине. Некоторые находятся в военных тюрьмах, в гауптвахтах, в тюрьмах. Многих продали в рабство в Чечню. Ведь в России до сих пор существует проблема работорговли. Например, в социальной сети ВКонтакте существует группа «Альтернатива», которая занимается освобождением людей из рабства. Буквально недавно, они вытащили из рабства нескольких украинцев, сепаратистов из Луганска. Эти люди переехали в Россию и были проданы в рабство.
Сложно не только найти этих людей, еще сложнее их освободить и вывезти с территории России. Разумеется, мы не разглашаем ни имена, ни места нахождения этих людей.

— Каковы ошибки украинского правительства?

— Во-первых, Украина должна была сразу объявить о военном вторжении со стороны России и назвать войну войной. Во вторых, нужно было действовать более быстро и решительно. Посмотрите на эту ужасную трагедию под Иловайском. Украинское правительство целую неделю договаривалось о «зеленом коридоре», а российские военные использовали эту неделю для того, чтобы окопаться вдоль той самой дороге, по которой должны были отступать украинские ребята. Кстати про Иловайск. Украинские солдаты заметили, что, в первую очередь, россияне стали бить по тем машинам, в которых везли российских же военнопленных. Потому что приказ был: уничтожать улики. А пленные – это самые главные улики. К сожалению, СБУ тоже работает неидеально. Примером, недавно «депутаты» из Луганска предъявила украинским властям список из 960 людей, которые Украины якобы удерживает в заложниках. Я лично 2 недели проверяла этот список и нашла в этом списке 600 граждан России, в том числе кадровые российские военные. Все эти люди действительно пропали. Но самое интересное, что они находятся в списке Васильевой. Эти люди убиты и это русские наемники. А луганские сепаратисты утверждают, что это несчастные жители Луганска.

— Как вы оцениваете боевые способности российской армии?

— Нужно понимать, что в России с 2008 по 2013 год проходила реформа армии. И все пытались понять. Что это за реформа: сократили по 60% личного состава гарнизонов, воровство в армии достигло чудовищных масштабов, ядерные подводные лодки заржавели или были распилены на металлолом. Только после начала событий в Украине, стало понятно, что это за реформа. Российская армия приобрела новый облик: она построена по образцу действий террористических группировок. Все то, что говорят о возможном масштабном наступлении российской армии на Украину или на страны НАТО, все это ерунда. Настоящая российская армия не приспособлена к длительным наступательным действиям.
Кроме того, российская армия понесла огромные потери в Украине. По сути, российская армия разбилась о Донецкий аэропорт.В штурме Донецкого аэропорта, например, были задействованы элитные подразделения морпехов из Мурманска. И я была удивлена, что украинские бойцы, многие из которых не имели вообще боевого опыта, смогли просто покрошить их. Мы специально делаем упор на потери российской армии весной-летом 2014 года. Ведь, в первую очередь, в Украину посылали российский спецназ, который работали в глубоком тылу.
Я думаю, что если наступление на Донбассе не начнется до 18 сентября ( дата выборов в ГосДуму), то украинцы могут смело начинать операцию по освобождению Донбасса.

-А как же ядерное оружие?

-Да что такое ядерное оружие? Ядерное оружие в России давным-давно старое и проржавевшее. Более того, блок НАТО тоже имеет ядерное оружие и, как только, с территории России будет запущена хоть одна боеголовка, НАТО во-первых сразу собьёт эту ракету в атмосфере, а во-вторых на территорию России сразу же пойдет ответка. И наведение у блока НАТО намного выше.
— Зачем НАТО вступать в вооруженное противостояние с Россией?
Задача Путина какая? Раздавить Европейский Союз и создать Таможенный Союз от Владивостока до Португалии. А плацдармом для Путина является Украина. Потому что, если Китай забирает себе всю Сибирь, то что остается от России? Только Московия! Им приятно было бы если бы к ним вернулся Киев, как центр Руси. Может Путин этого и хочет? Может, он действительно наметил войну на 2025 год, как это постоянно обсуждается на различных российских платформах, например, в Академии Геополитических Проблем? По этим планам, Путин хочет расчленить Украину (при этом, Киев оставить себе) и использовать ее, как плацдарм для нападения на Европу. В таком случае, мы должны эти планы поломать. И плацдармом для войны Путин выбрал Украину, а теперь еще и наметили себе Беларусь. У нас в «Забытом полку» есть огромное количество военных аналитиков, которые анализируют всю это информацию, все заявления и готовя аналитические записки с прогнозами на будущее.

-Как с вашей точки зрения может закончиться эта война?

— На самом деле, войну на Донбассе можно было бы закончить за 5-10 дней, будь на то воля украинского правительства. А сейчас оно позволило насытить Донбасс техникой, боеприпасами. Даже сейчас, если бы украинское правительство позволило наступление, украинская армия очень быстро освободила бы Донбасс. Ни российские военные, ни местные больше не хотят умирать. Вообще, должна быть высшая философия, наши народы должны жить дружно, несмотря не на что. Я понимаю, что случилась беда, но ее нужно пережить. И для этого, Украина обязана победить и надрать задницу России.


Источник: Более 4000 российских солдат и наемников погибли на Донбассе — Политикантроп

Реклама